Вирус 2050 что это


Природа восстанавливается без присутствия человека

Впервые за долгое время в марте 2020 года вода в каналах Венеции стала прозрачной настолько, что можно разглядеть плавающих под водой рыб. Это произошло после введения в Италии полного карантина и запрета на движение лодок по водным путям Венеции.

В это же время в социальных сетях появилось множество ложных новостей о вернувшихся в венецианское воды дельфинах и лебедях. National Geographic быстро их опровергли — фотографии с лебедями были сделаны на острове Бурано, где эти птицы жили всегда, а видео с дельфинами снято на острове Сардиния за сотни километров от Венеции.


Спутниковые снимки, которые фиксируют следы человеческой деятельности — выбросы выхлопных газов от автомобилей, сжигаемое на электростанциях ископаемое топливо и другие отходы производств — демонстрируют поразительное снижение уровня загрязнения в Китае и Италии и США с момента начала вспышки коронавируса.

По данным Центра исследований энергетики и чистого воздуха (CREA), в период с 3 февраля по 1 марта выбросы СО2 в Китае сократились как минимум на 25%, что связано с жесткими государственными мерами по борьбе с распространением вируса. Люди стали меньше пользоваться автомобилями, сократились объемы производства.

Китай является крупнейшим загрязнителем атмосферы на нашей планете. Ежегодно он производит 30% общемирового объема выбросов СО2.

Международная ассоциация воздушного транспорта недавно объявила о том, что глобальные авиаперевозки в январе, хотя и продолжают демонстрировать рост, показали самый низкий месячный рост с апреля 2010 года. А февральские цифры могут быть еще ниже. На самолеты приходится примерно 3% от общего объема выбросов парниковых газов в США, а к 2050 году этот показатель по прогнозам должен вырасти в три раза. Поэтому любые изменения в структуре авиаперевозок могут оказать существенное влияние на загрязнение атмосферы.

Однако экологи видят в этом не только позитивную сторону, но и проблему


Джеймс Темпл перечисляет несколько возможных последствий вируса для долгосрочных действий по изменению климата:

  • Любые ограничения на рынке капитала будут влиять на финансирование производства солнечной, ветряной и других альтернативных видов энергии. Обсуждение новых проектов будет на время заморожено.
  • Снижение мировых цен на нефть будет снижать конкурентоспособность электромобилей.
  • Китай является одним из основных производителей солнечных панелей, ветровых турбин и литий-ионных аккумуляторов, которые используются для электромобилей. Китайские компании уже столкнулись с нарушением цепочек поставок, что замедлило работу над некоторыми проектами по возобновляемым источникам энергии в других странах.
  • В последние годы тема изменения климата стала приоритетной в политической повестке в мире, движущей силой стало растущее молодежное активистское движение. Но экономический спад отвлечет людей от экологических проблем, поскольку на передний план выйдут более насущные вопросы: здоровье, работа, пенсионные накопления и недвижимость.

Страны принимают кризисные меры для поддержания своих экономик. Например, в США на это выделено $2 трлн. В эти средства не заложено стратегическое пополнение нефтяных резервов США, но и не входит расширение налоговых льгот для проектов по возобновляемой энергетике. Поэтому экологи оценивают эти меры как сбалансированные.

Есть и другие долгосрочные прогнозы, которые могут коснуться состояния окружающей среды. Коронавирус проводит принудительный эксперимент по изменению образа жизни. Все большее число людей работает из дома и сокращает количество поездок. Это является более экологичным поведением, чем ежедневные поездки в офис. Такая тенденция может изменить отношение людей к рабочему процессу — и, как следствие, повлиять на общую картину влияния человека на окружающую среду.

Существует и другой взгляд на связь коронавируса и процессов изменения климата. Многие исследователи сегодня считают, что именно антропогенное вмешательство в природу является причиной распространения таких болезней, как Эбола, птичий грипп, SARS, а теперь COVID-19.


В двадцать первом веке у человечества было не так уж мало инфекционных поводов для беспокойства – атипичная пневмония (SARS) в 2002–2003 годах, птичий грипп 2003 года, свиной грипп 2009-го, MERS в 2012 году, Эбола в 2013-и. В конце 2019 года к нам пришел COVID-19. Это третий коронавирус после SARS и MERS за последние восемнадцать лет. Смертность от SARS составила 10%, MERS был более агрессивным и смертоносным, его летальность — почти 35%, COVID-19 — 2–3%. Ученые предупреждают, что следующий вирус может появиться в течение следующих 9–15 лет, такова их цикличность. И к нему нужно быть готовым.

Встреча с незнакомцем

Появление первых сообщений об уханьском коронавирусе в конце прошлого года вызвало у нас скорее настороженность, чем беспокойство. Даже когда вирус перекинулся на другие страны, россияне подшучивали над европейцами и американцами, опустошающими полки супермаркетов. Теперь мы наблюдаем эту картину в своей стране и сами делаем запасы. А настроение если не паническое, то точно тревожное. Сводки из Италии о гибели нескольких сотен человек ежедневно стали пугающими. При 31,5 тыс. случаев заражения смертей — 2500, тогда как в Китае при зарегистрированной почти 81 тыс. случаев смертей 3200. Многих удивляет такая жуткая ситуация в европейской стране. С одной стороны, пресса пишет, как массово гибнут врачи, которых 8% среди всех инфицированных, с другой — как полиция отлавливает людей, не соблюдающих карантин. Из этого стоит сделать выводы. Девятнадцатого марта в Москве умерла первая пациентка с коронавирусом.




Появление первых сообщений об уханьском коронавирусе в конце прошлого года вызвало у нас скорее настороженность, чем беспокойство. Даже когда вирус перекинулся на другие страны, россияне подшучивали над европейцами и американцами, опустошающими полки супермаркетов

SARS тоже чаще приводил к тяжелым последствиям у людей старше 50 лет. Однако в 2002–2003 годах вспышка коронавируса затронула меньшее количество людей, несмотря на то что власти Китая с самого начала утаивали информацию о начале эпидемии. Заболело около восьми тысяч человек, в основном в Китае и Вьетнаме, умерли около 800 человек. Опять-таки благодаря решительным мерам, в которые входили карантин и уничтожение ферм циветт, эпидемию удалось подавить в течение десяти месяцев. И SARS испарился, больше его не диагностировали. По словам Виктора Малеева, некоторые вирусы не выдерживают конкуренции друг с другом и исчезают. А вот MERS циркулирует и по сей день, хотя диагностируется очень редко. Может, потому, что верблюдов не уничтожили? Но MERS хотя и был пострашнее, распространялся не так легко, как нынешний коронавирус и его старший брат SARS.

Пандемия, как и было сказано

Коварство уханьского коронавируса заключается в том, что так называемый инкубационный период, когда еще не проявляются симптомы заболевания, достаточно велик — 14 дней и более. За это время инфицированный человек может заразить многих. Вот почему графики появления новых случаев носят экспоненциальный характер. Только экстраординарные меры, принятые властями Китая, смогли переломить катастрофический ход событий. Сейчас Китай представляется, по большому счету, как территория, которую вирус покинул. Количество новых случаев постоянно снижается. Италия же, поначалу легкомысленно отнесшаяся к коронавирусу, получила резкий всплеск, почти обрушила систему медицинской помощи, дойдя до этической дилеммы — кого вытаскивать.

Всего же в мире на 19 марта было зарегистрировано более 220 тыс. человек с коронавирусом и почти девять тысяч летальных исходов. Многие страны объявили чрезвычайные меры и карантины, закрыли границы. Четырнадцатого марта ВОЗ объявила пандемию.


Одни ученые говорят, что с течением времени вирус должен становиться слабее, другие — о возможности мутаций, о нарастании вирулентности и возможности новой волны заболеваемости

Считается, что самоизоляция — одна из главных мер, которая может предупредить заражение и развитие заболеваемости. Никто не берется прогнозировать, как будет развиваться ситуация, это зависит от многих факторов — защитных мер, готовности медицины обеспечить изоляцию и лечение больных, наконец, от поведения самого вируса. Одни ученые говорят, что с течением времени вирус должен становиться слабее, другие — о возможности мутаций, о нарастании вирулентности и возможности новой волны заболеваемости.


Наутро не распогодится

Виктор Малеев также говорит, что в природе инфекции имеют склонность возвращаться, и приводит в пример эпидемию вируса Зика, которую распространяет определенный вид комаров.

Впервые ее зарегистрировали в 1947 году у обезьян в Уганде, а в 1952-м и у людей. Потом он вроде исчез, иногда встречался в 1970-х. И вдруг новая большая вспышка во Французской Полинезии в 2013 году, после чего вирус распространился в другие страны, в Россию он был завезен туристами. Мы точно не знаем, почему одни вирусы исчезают, а другие становятся более мягкими и циркулируют среди людей, почему через какое-то время некоторые вирусы могут вернуться. Мы видим, что есть некая цикличность появления вирусов, ученые стараются их изучать, говорит Малеев.


На протяжении десятилетий Майкл Остерхольм рассказывал людям то, чего они не хотят слышать: пандемии неизбежны, вспышки могут быть настолько разрушительными, что способны остановить мир. А чиновники, отраслевые специалисты и исследователи не действуют сообща, чтобы дать им отпор

Виктор Малеев рассказывает, что не только глобальные межстрановые связи, но и изменение климата, а также культуры поведения и питания могут вызывать дополнительно вирусные инфекции. Он приводит в пример изменение поведения комаров и клещей. Комары расширяют ареал распространения, клещи под воздействием свинца от автомобильных выхлопов меняют покров, в результате чего могут переносить не одну, а несколько инфекций. Потребление мяса тоже, оказывается, может приводить к большей восприимчивости человека к кишечной палочке.

Многие ученые и врачи отмечают, что мы в последнее время больше сосредоточились на хронических заболеваниях, посчитав, что справились со страшными инфекциями, но вот природа преподносит нам очередной урок.

В начале двадцать первого века, когда пришел SARS, многие лаборатории бросились изготавливать вакцину. Дело это не быстрое, эксперты говорят, полтора-два года. А поскольку эпидемия завершилась за десять месяцев и вирус больше не проявлялся, лаборатории забросили разработки. Теперь же ученые говорят, что мир созрел для изготовления вакцин против коронавирусов, которые уже в новом веке проявили себя столь агрессивно. По словам Сергея Нетесова, это оправданно, поскольку мы видим возрастающее количество заболевших от коронавирусов. Вакцина, по его словам, в первую очередь нужна тем категориям людей, которые чаще сталкиваются с человеческими потоками и находятся в зоне риска, к примеру медработникам, пограничникам, пожилым людям.

Александр Васильевич, чем же коронавирус, который уже получил личное имя COVID-19, отличается от тех, которые вызывали похожие вспышки в Китае в 2002 и 2012 годах?

Александр Горелов: Вспышка 2002 года, так называемый тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС) и вспышка 2012 года - ближневосточный респираторный синдром (БВРС) - по масштабам распространения были меньше. Но в 2002-2003 годах заболели 8,5 тысячи человек и 900 из них умерли, то есть летальность была более 10 процентов. А в 2012 году смертность достигала 35 процентов. Поэтому новая вспышка обоснованно вызвала тревогу. По масштабам она больше прежних, хотя на этот раз смертность не выше 2-2,2 процента.

Получается, что коронавирус давно и хорошо знаком специалистам?



Александр Горелов: Да, коронавирусы являются причиной большого количества острых респираторных заболеваний во всем мире. Всего их 40, из них патогенны для человека 6. В основном природным резервуаром этих вирусов являются животные, а "человеческие" штаммы постоянно циркулируют в популяции. Новые респираторные возбудители появляются практически каждый год. Уже в этом столетии были открыты бокавирус, который вызывает до 20 процентов ОРВИ у детей, метапневмовирус, новые вирусы гриппа - свиной калифорнийский и птичий, новые серотипы коронавируса. Наконец, последний вариант, который приобрел способность передаваться не только от животных (возможно, летучих мышей) человеку, но затем и от человека к человеку.

Именно с этим связаны беспрецедентные меры, которые были предприняты и в Китае, и во всем мире на этот раз?

Александр Горелов: Конечно, учитывая то, что это воздушно-капельная инфекция, способная распространиться очень быстро. Реакция мирового сообщества оказалась действительно беспрецедентной. И связана она с открытостью китайцев: первые 30 заболевших были выявлены в конце декабря, а уже 10 января они расшифровали и передали ВОЗ полный геном вируса. Поначалу у многих это вызывало скепсис, но затем десять взрослых и двое детей заболели в Германии, и немецкие ученые подтвердили правильность расшифровки генома. Стало ясно, что на 90 процентов геном нового вируса повторяет тот, который был в 2002-2003 годах. Все это позволило ученым института "Вектор" Роспотребнадзора очень быстро создать тест-системы для диагностики коронавируса и с их помощью выявлять зараженных. 11 февраля было получено регистрационное удостоверение на тест-систему для выявления РНК коронавируса 2019-nCoV методом ПЦР.

Очень быстро! Но ведь по правилам только на регистрацию нового препарата или устройства требуется не менее 180 дней?

Александр Горелов: Острота проблемы была поднята на уровень президента и премьер-министра, а в экстренных ситуациях обычные правила не работают. А наука наша в состоянии это сделать в течение нескольких дней. Вирусология, к счастью, у нас на высоте.

Создание тест-системы облегчило организацию карантинных мер?

Александр Горелов: Да, но не только это. Когда мы впервые столкнулись с опасной вспышкой коронавируса, никто не знал подходов к ней, не знали даже, какими должны быть режимы вентиляции легких, чтобы адекватно обеспечивать кислородную поддержку в тяжелых случаях. Тогда все это и было разработано. Учитывая определенную геномную последовательность, были предложены и препараты, которые позволили в предыдущие два раза погасить инфекцию. В основном они применяются и сейчас.

Получается, что изменчивость у коронавируса не так велика, как, например, у вируса гриппа?



Александр Горелов: Грипп - это суперпатоген из всех респираторных патогенов. Вот с 1 октября в США начался сезонный подъем гриппа, и уже к февралю 250 тысяч американцев заболели и более 9,5 тысячи человек умерли, то есть летальность уже 3,8 процента. А прогнозировали, что за весь сезон летальных случаев будет 12-15 тысяч. Но про грипп мы как бы все знаем, следим за ним, от него есть вакцины. Причем можно привиться бесплатно, но вакцинировался в этом году только 51 процент населения, хотя угроза заболеть несопоставимо более высокая. А вот все новое у нас вызывает обеспокоенность. На самом деле коронавирусная инфекция широко распространена и у нас, но все известные серотипы вызывают у людей либо легкие респираторные инфекции, либо диареи, у животных те же диареи, перитонит у кошек и т.д. Но вот в Китае на пути какого-то вируса, носителями которого являются животные, попались люди, и он приобрел новые свойства. К нашему счастью, у него незначительная контагиозность - не как у того же гриппа, кори или ветрянки, поэтому вторичных очагов по миру очень мало.

Насколько я помню, респираторных инфекций существует более 200. Но мы их практически не боимся, за исключением гриппа. А они могут преподнести сюрпризы?

Александр Горелов: В Москве нет ни одного сезона, когда бы мы не сталкивались с каким-либо из респираторных вирусов. В России ежегодно среди населения до 18 лет регистрируется более 20 миллионов случаев ОРВИ, дети болеют ими по 10-12 раз в год - это официальная статистика. Но, конечно, далеко не при всех бывают такие исходы, как тяжелая атипичная пневмония. Тем не менее, есть и осложнения, и случаи смерти.

Я читала, что иммунитет к коронавирусной инфекции у людей, которые переболели, нестойкий. Что вполне возможно через какое-то время опять заразиться. Это так?

Александр Горелов: Все вирусы постоянно мутируют, им надо выживать. А вне живых клеток вирус не живет долго, он выживает только в организме животного или человека. Наш приобретенный, или адаптированный, иммунитет как раз и формируется с их помощью, вирусы его тренируют.

Значит, надеяться на то, что если переболел и выздоровел, то второй раз тем же вирусом не заразишься, не приходится?

Александр Горелов: Почему же? Если у вас базисный иммунитет нормальный, то встреча и с коронавирусом не закончится для вас печально. Вот и в Китае у некоторых людей инфекция проходит в стертых формах, они никуда не обращаются, хотя, по сути, являются носителями вируса и могут заражать других. Но это классика жанра инфекционного процесса. Мы всегда говорим только о тяжелых и крайне тяжелых случаях.

Судя по всему, наиболее эффективными методами борьбы с коронавирусом стали раннее выявление заболевших и строгий карантин?

Александр Горелов: Я бы назвал еще индивидуальные средства профилактики. Прежде всего маски. Конечно, специальные респираторы были бы идеальным решением, но и обычные маски годятся, только чтобы они плотно прилегали к лицу и чтобы их меняли каждый час-два. И обязательно защитные очки, потому что вирус может попасть в организм и через слизистую глаз. Лучше, если это специальные очки типа маски для плавания, но и обычные могут быть хорошим барьером. Кроме того, побывав в местах скопления людей и вернувшись домой, необходимо тщательно вымыть руки, умыться, промыть нос, как при любой респираторной вспышке. Хотя по прогнозам наших немецких коллег риск встречи с вирусом даже в аэропорту Шереметьево, куда по-прежнему прилетают авиарейсы из КНР, равен 0,005 процента. А в целом для России он и того меньше.

А есть ли смысл принимать какие-то лекарства или витамины для профилактики вируса?

Александр Горелов: Если мы выполняем требования индивидуальной профилактики, то риск и без того снижается. Но будем отдавать себе отчет, что в настоящий момент ни ВОЗ, ни центры по контролю за инфекциями - никто не знает, что с позиции доказательной медицины какое-то одно средство лучше другого. Для этого нужно набрать опыт, статистику. Минздрав РФ утвердил временные рекомендации, но они тоже будут обновляться. Сейчас это все - открытая система.

А как же рекламные советы о том, что в период эпидемии надо "поддерживать иммунитет", принимать различные "индукторы", "адаптогены" и т.п.?

Александр Горелов: Объективных научных данных о том, что они защищают, нет. Если ты здоров, нужно сохранять здоровье. Если заболел, то все средства, которые перечислены в рекомендациях минздрава, являются рецептурными, их должен назначить врач. И это касается не только нынешней ситуации. Когда у нас в 2009-2010 годах появился "свиной" грипп, мы знали, что эффективны два препарата. Но от профилактического их приема отказались, чтобы не формировать у людей резистентность, то есть устойчивость к ним. Чтобы в случае реального заражения человек их принимал и поправился. А если их принимать с профилактической целью, вирусы к ним приспосабливаются, и когда действительно нужно лечить заболевшего, помочь уже нельзя. Эта тактика у нашего здравоохранения с 2010 года абсолютная четкая. Неразумное применение лекарств может только навредить.

В недавнем журнале Nature была статья о том, что в тяжелых случаях коронавирус вызывает аутоиммунную реакцию - этим и объясняется тяжесть состояния?

Александр Горелов: Так работают практически все вирусы. В первые три недели после заражения иммунитет как бы раскручивается, а на четвертой неделе должно наступить торможение. Но если этого не происходит, развивается аутоиммунное заболевание - организм начинает борьбу с самим собой. Подавить этот процесс можно, только воздействуя непосредственно на вирус противовирусным препаратом.

Китайцы высказали гипотезу, что в подобных случаях может быть эффективен один из противомалярийных препаратов, который подавляет иммунитет…

Александр Горелов: Сейчас в Китае испытывают в клинике несколько десятков препаратов в разных сочетаниях и даже такие, которые еще не зарегистрированы. КНР закупает все известные классы противовирусных препаратов, включая и один наш, у которого есть показания для лечения сезонных коронавирусных инфекций. Подействует ли он на этот серотип, они, возможно, выяснят.

А имеет ли смысл бороться с опасными вирусами, которые живут в природе? Например, добиться элиминации, то есть полного уничтожения коронавируса?

Александо Горелов: Это что же, перебить всех летучих мышей?

Ну, не перебить, а вытеснить этот штамм другим, менее опасным?

Александр Горелов: Зачем же нам вмешиваться в природу? Мы можем запустить процесс, который вообще остановить невозможно. Ведь и вирусы, и бактерии были на планете задолго до появления человека, и вирусов больше, чем растений и животных, вместе взятых. Причем вопреки общему мнению, индигенных, то есть полезных, вирусов намного больше, чем патогенных. И в нас с вами живут наши родные вирусы, которые вместе составляют виром человека. А в целом наш микробиом состоит из бактерий, вирусов, простейших и тех, кого мы пока еще не знаем. В совокупности все они обеспечивают нашу защиту. Если "наши" вирусы позволяют чужим проникнуть в нас, тогда и возникает инфекционный процесс. Жить без микроорганизмов невозможно. Я всегда говорю: если вы боитесь микробов, вы ошиблись с планетой, вам на Земле делать нечего. Только микробиота нашего кишечника содержит столько генетической информации, сколько вмещают 10 самых больших компьютеров на планете. Сейчас мы больше говорим о сердечно-сосудистых и онкологических заболеваниях, видим в них основные угрозы. Но ученые посчитали, что к 2050 году главной проблемой человечества станут именно инфекции, вызванные антибиотико-резистентными микробами. И пока мы не поймем, что с инфекциями шутить нельзя, опасность будет только расти.

А причина - в несоблюдении правил гигиены?

Александр Горелов: Конечно! Мы пренебрегаем элементарными правилами, даже руки лишний раз не моем. Вот людям говорят, что превышен эпидемический порог по гриппу, а они едут в супермаркет с грудными детьми закупать продукты. В пространство, где скученность, плохая вентиляция, пыль и наверняка есть больные или носители вирусов! Нам говорят, что грипп будет серьезный, опасный. Что, все мы дружно кинулись прививаться?

Вернемся к коронавирусу - нужно ли создавать вакцину от него?

Александр Горелов: Масштабы заболевания покажут. Пока это не та ситуация, как с гриппом, когда болеет треть населения Земли. В Ухане с населением в 16 миллионов при капельной инфекции на 17 февраля заболело всего 70,5 тысячи человек - это меньше 0,5 процента. Матрица вакцины есть. Но чтобы не просто галочку поставить, вакцина должна быть а) эффективной и б) безопасной. Поэтому нужны опыты на разных животных, проверки на эмбриотоксичность, аллергенность, массу других параметров. Разработка хорошей вакцины требует не менее 3-8 8 месяцев и огромных затрат. Это не значит, что работа не ведется, над созданием вакцины трудятся несколько научных учреждения нашей страны, в том числе два института Роспотребнадзора.



Но если инфекция не будет распространяться, уже к концу февраля интерес к коронавирусной инфекции пропадет. К тому же вакцина - не панацея. Прививки абсолютно необходимы при жизнеугрожающих ситуациях - столбняк неизлечим, бешенство неизлечимо, да та же дифтерия - при вспышке в Москве было 20 тысяч смертей, когда перестали прививать от нее детей. Вот сейчас распространяется корь среди тех, кто не привит или не провел ревакцинацию. А этот возбудитель ничуть не менее опасен коронавируса.

Меры, которые предприняты в связи с коронавирусом в Китае, в других странах, и у нас в том числе, потребовали немалых затрат. Результат их оправдывает?

Александр Горелов: Если их не предприняли бы, последствия были бы намного дороже: весь Китай полыхнул бы, а не только Ухань и вокруг него. Сколько потребовалось бы стационарных коек, лекарственных препаратов и какими были бы последствия для здоровья миллионов людей? К тому же мы еще до конца не знаем, как поведет себя инфекция. Так что все было сделано очень правильно.

Можно ли прогнозировать развитие ситуации?

Александр Горелов: Как видим, периодичность появления новых респираторных вирусов непредсказуема. Сейчас идет скорее информационная эпидемия, чем вирусная. При прошлых вспышках Китай до 90 дней ничего не сообщал, и мировой паники не было. А в этой ситуации открытости после сообщения о 30 случаях началась реальная паника. Но на самом деле это предупреждение всем нам - относиться к своему здоровью более внимательно.

Несмотря на научные достижения человечества, мы завалили важнейший тест природы — тест на выживание.

1. Две трети людей будут жить в городах-трущобах

В 2050 году горожанами станут 6,3 миллиарда человек. Для сравнения, сейчас все население Земли немногим больше — 7,3 миллиарда. Но города станут похожи не на любимые фантастами сверхсовременные мегаполисы, а на сегодняшний Мехико . Дело в том, что города быстрее всего растут в бедных странах, где у граждан нет денег на полноценное жилье. Люди селятся в зданиях без канализации и водопровода . А властям развивающихся стран не хватает денег на новые дома, школы и больницы. Поэтому дальнейший рост городов грозит эпидемиями и всплеском преступности.

Даже богатым государствам труднее обеспечивать мегаполисы, которые потребляют больше электричества и воды , чем сельские районы. Но в городах проще найти работу, и они будут расти, несмотря на все угрозы.


2. Автомобили и бытовая химия отравят воздух озоном

Главными загрязнителями атмосферы станут не заводы, а автомобили, бытовая химия и стройматериалы, ведь они выделяют озон, поражающий легкие. Глобальное потепление ускорит химические реакции, превращающие озон в яд, а растущим городам понадобится больше транспорта и стройматериалов. К 2050 году этот газ будет убивать 6 миллионов человек ежегодно. Кроме озона, в воздухе вырастет доля углекислого газа, тяжелых металлов и кислот. Все "благодаря" тепловым электростанциям и сжиганию мусора .

Украину промышленным гигантом не назовешь, но смертность от загрязнения воздуха у нас уже выше, чем в Германии или Японии. Наши ТЭЦ устарели и часто работают без фильтров , да и качество медицины у немцев и японцев выше.

3. Воды хватит только половине жителей Земли

С ее недостатком столкнутся не только пустынные страны, но и, например, США или Германия. Дело не в том , что людей станет слишком много, это воды будет слишком мало. Треть мировых рек, возможно, исчезнут по разным причинам. Сегодня миллиард человек испытывают нехватку воды — в будущем их станет 5 миллиардов.

Из них 2 миллиарда будут жить в безводных регионах Африки и Ближнего Востока. Эти страны лишатся возможности поливать поля и поддерживать гигиену, что грозит голодом и эпидемиями. Даже если воды хватает, при неправильной очистке она становится непригодной для питья.

4. В океанах истощатся запасы рыбы

Островные и прибрежные страны в прямом смысле живут за счет морепродуктов. Исчезновение рыбы лишит заработка около 700 миллионов людей — больше, чем живет во всем Евросоюзе. Сильнее всего пострадают развивающиеся страны. Экспорт морепродуктов приносит им около 65 миллиардов долларов в год, а 3 миллиардам жителей рыба позволяет нормально питаться. Но 87% рыбных запасов истощены. Чтобы сохранить их, нужно ограничивать вылов. То есть небогатым странам придется отказаться от чуть ли не единственного прибыльного экспорта и найти работу для бывших рыбаков . Без международной поддержки и системы квот вроде Киотского протокола они вряд ли на это пойдут. В таком случае нам грозит продовольственный кризис и нехватка лекарств — их тоже делают из морепродуктов .

5. Падение урожаев вызовет голод

К середине века человечеству понадобится на 14% больше еды, чем сейчас. Но урожаи уменьшатся из-за потепления и загрязнения почвы. В следующие 10 лет мы недополучим 4 миллиона тонн продуктов . В 2050 году зерна станет на 10% меньше , потребителей — больше, и цены на него вырастут вдвое. Морепродукты также подорожают или исчезнут. Африке и Южной Азии угрожает голод: сельское хозяйство там неэффективно, а доходы населения слишком низки.

Думаешь, Украине повезло? Да, голод, как в Африке, нам и правда не грозит. Но нормальное питание получат не все, ведь цены в Украине растут быстрее , чем зарплаты. А вот развитые государства голодать не будут. Швеция или Сингапур производят меньше еды, чем Украина, зато продают готовые товары и услуги, а не зерно и металлолом . Жители промышленных стран получают большие зарплаты , и могут позволить себе хорошо питаться независимо от климата и цены продуктов.

6. Дождевые леса исчезнут

Тропические леса поглощают углекислый газ и служат источником важных медикаментов. Но люди все равно вырубают их, чтобы освободить землю под посевы. В 2050 году дождевых лесов будет наполовину меньше . Уцелевшие леса будут страдать от засух, вызванных нехваткой воды на Земле.


7. Болезни станут еще опаснее "благодаря" медицине…

Антибиотики помогают от разных болезней: от гепатита до насморка. Препараты доступны в свободной продаже, а фермеры дают их животным для профилактики. По сути, врачи "делают прививки" зловредным бактериям. Они привыкают к постоянному действию антибиотиков и получают "иммунитет" . Сейчас от подобных инфекций гибнет до 700 тысяч человек ежегодно . А в 2050 году эта цифра вырастет до 10 миллионов, ведь антибиотики используют все чаще. Но если ограничить использование препаратов, бактерии потеряют устойчивость к ним.

8. … И будут распространяться быстрее за счет потепления и глобализации

Малярия, лихорадка Денге, Эбола — это не полный список болезней, пришедших из экваториальных стран. В теплом влажном климате быстро размножаются как вирусы, так и комары — носители заболеваний. Когда на Земле станет теплее, комары мигрируют в новые регионы, где у людей нет иммунитета, а у медиков — опыта борьбы с малярией или Эболой. Сейчас лихорадка Денге распространена только в тропических странах, но к 2050 году вирус будет угрожать половине населения Земли. Потепление вместе с загрязнением воды вызовет всплеск холеры .

Эпидемии угрожают всему миру, ведь из зараженной страны можно улететь на самолете в любую точку мира. К примеру, вирус Зика возник в Океании, но путешественники разнесли его по всей планете, превратив в пандемию.

9. Людей с расстройствами психики станет втрое больше

Вернее, люди будут дольше жить, поэтому количество возрастных заболеваний вырастет. В 2050 году деменцией в разных формах будут страдать 115 миллионов человек . 70% из них будут жить в развивающихся странах. Диагностика и лечение заболевания требуют больших денег и технологий. Для развивающихся стран это станет главным препятствием в борьбе с психическими расстройствами. Но даже в развитых государствах деменцию вовремя распознают только в половине случаев .

10. Ураганы станут намного опаснее

В будущем мощные ураганы, вроде " Сэнди " или " Катрины " будут повторяться раз в несколько лет, а до 2100 года их мощность вырастет в три раза . Из-за глобального потепления водяного пара станет больше, и ураганы начнут возникать чаще .


Последствия урагана "Катрина"

11. Прибрежные города постепенно уйдут под воду

До середины века уровень воды в океанах поднимется на 40-70 сантиметров из-за таяния ледников. Этого хватит, чтобы затопить прибрежную полосу. Портовые города окажутся в зоне риска: даже небольшие колебания океана вызовут наводнения. В США затопления станут сезонными: всем прибрежным городам грозит до месяца бедствий каждый год. Похожая судьба ожидает и европейские города. Но у американцев и европейцев есть деньги для защиты от наводнений , а вот Юго-Восточной Азии и Океании придется труднее. Во Вьетнаме, например, уйдет под воду дельта реки Меконг — главный сельскохозяйственный регион страны.

12. Люди пожертвуют приватностью ради удобства… или наоборот

Денежный перевод, покупка билетов или заказ такси — все это сегодня делают посредством смартфонов. Если его взломают или украдут, преступник сможет снять деньги, получить пароли и другую личную информацию. А взлом странички в Facebook ничем не хуже "жучка" в комнате жертвы. Через несколько лет появятся еще и "виртуальные близнецы" — программа, способная принимать решения, основываясь на персональных данных владельца. Переложить ежедневные покупки или поиск авиабилетов на компьютер — заманчивая идея. Но о приватности придется забыть: программе потребуется максимум информации о пользователе. Данные "виртуальных близнецов" станут потенциальной целью преступников и промышленных шпионов . Впрочем, новая программа сама по себе не несет угрозы. Каждый сам решит, что важнее: удобство или приватность.

13. Хакеры будут разрушать заводы и отключать электричество

Стратегические объекты во Вторую мировую уничтожали диверсионные группы, а с разрушением иранского завода справился компьютерный вирус . Хакеры способны не только похищать данные или портить компьютеры, а и вывести из строя оборудование фабрики . А значит, кибератаки способны стать орудием терактов. Взлом компьютерных систем аэропорта или метрополитена грозит не только поломками, но и жертвами. По мнению экспертов , в будущем кибератаки будут уносить жизни и обходиться потерпевшим в миллиарды долларов. Особенно если их организацией займутся не вольные хакеры, а спецслужбы мощных государств или ИГИЛ.

Украина уже столкнулась с атаками на важную инфраструктуру. Кибератака на нашу энергосеть привела к отключению электричества и утере данных. Последствия могли быть и хуже, если бы хакеры "отключили" прифронтовые города или Киев. По сути, хакерские атаки — еще один вид гибридной войны: нетрудно догадаться, кому это выгодно , но доказать что-либо нельзя. Нужно просто защищаться, благо IT-специалистов у нас хватает.

Жить по принципу "моя хата с краю" больше не получится

Впрочем, самых пессимистичных сенариев можно избежать. Необязательно отказываться от производства и раздавать деньги бедным. Масштабные медицинские проекты остановят эпидемии, а новые требования к очистке воды и воздуха предотвратят загрязнение планеты. Тем более, отстраниться от происходящего не получится: наводнения, ураганы и эпидемии угрожают всему миру, а не только бедным странам.

Украина не уйдет на дно океана, нас разве что подтопит по краям , и не останется без воды. Но чтобы не превратиться в отсталую страну, нужно развивать промышленность и здравоохранение. Если у нас будут высокие доходы и качественная медицина, страна переживет эпидемии и обеспечит себя качественной едой и питьем.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.