Как будто что бегает по мне чесотка


На ощущение зуда оказывают большое влияние когнитивные и эмоциональные факторы. Как-то раз, в лагере в амазонских джунглях, я уже засыпал, как вдруг почувствовал, что у меня чешется рука. Я схватил фонарик и очки, увидел, что причина зуда — огромная многоножка, и отбросил ее. С этого момента о сне пришлось забыть. Я обрел небывалую бдительность: каждое дуновение ветерка, каждое движение мышц вызывало чесотку — и так на всю ночь, причем это касалось не только той же руки, но и всего тела. Я мысленно боролся с многоножками до рассвета.

Ужасная, мучительная природа зуда и чесотки хорошо известна. В аду Данте обычные обманщики (алхимики, самозванцы и фальшивомонетчики) брошены в восьмой круг ада, где страдают от вечного зуда. Только тех, кто совершил предательство — обманул доверие людей, любовью и преданностью которых пользовался (например, Иуда Искариот, предавший Иисуса Христа), — ждет более суровая кара в девятом круге, где они вморожены в лед. Возникает вопрос, который лежит на стыке биологии и философии: действительно ли зуд — это уникальная форма осязательных ощущений, качественно отличающаяся от остальных, или же это просто другой тип стимуляции, который основан на одном или нескольких осязательных ощущениях? Проведем аналогию: можно ли сказать, что зуд и другие осязательные ощущения отличаются друг от друга так же, как саксофон отличается от рояля? Оба инструмента производят звук, но звуки эти качественно различны. Или же скорее это соответствие между исполняемым на фортепиано бибоп-джазом и классической музыкой романтической эпохи? Они также значительно отличаются друг от друга по музыкальной структуре и контексту, но исполняются на одном и том же музыкальном инструменте. Раньше подобные вопросы отдавались на откуп философам. Сегодня в дискуссию могут вмешаться и биологи.


На этой иллюстрации Уильяма Блейка, выполненной в 1827 году, обманщики мучаются от вечного зуда в восьмом круге Дантова ада (Песнь 29). Восьмой круг подразделяется на десять концентрических щелей, причем каждая последующая, вероятно, хуже предыдущей. Обманщики занимают последнюю и, видимо, самую ужасную щель. Для сравнения: первая щель предназначена для сводников и обольстителей, которых постоянно на ходу бичуют бесы. Используется с разрешения музея Фогга в Гарвардском университете (анонимный дар в честь Джейкоба Розенберга, 63.1979.1).

Те, кто считает, что зуд — это не один из типов осязательных ощущений, а просто другой способ их возникновения, указывают, что это лишь частный случай боли — слабой и приглушенной. Они совершенно верно отмечают, что зуд и боль обладают рядом одинаковых свойств. И то и другое представляет собой реакцию на множество стимулов: механических, химических и иногда температурных. В особенности стоит заметить, что и боль, и зуд могут быть вызваны химическими продуктами воспаления, а устраняются противовоспалительными препаратами. И то и другое в значительной мере зависит от когнитивных и эмоциональных факторов, включающих внимание, тревогу и ожидания. И то и другое сигнализирует о вторжении в нашу среду того, чего следует избегать: это ощущения, которые мотивируют определенные действия. Боль приводит к рефлекторному избеганию ее источника; зуд вызывает рефлекторное почесывание. Почесывание зудящих мест, как и уход от боли во избежание повреждения тканей, считается защитной мерой. Оно позволяет изгнать ядовитых членистоногих (пауков, ос, скорпионов) или животных — переносчиков патогенов (малярийных комаров или разносящих чуму мух).

Если бы зуд был всего лишь слабой или прерывистой формой боли, можно было бы предположить, что увеличение интенсивности или частоты вызывающих зуд стимулов привело бы к его переходу в боль, а ослабление болевых стимулов, соответственно, превратило бы боль в зуд, но тщательные лабораторные исследования показали, что этого никогда не происходит.

Слабая боль — это просто слабая боль, а интенсивный зуд — это интенсивный зуд. Еще одно ключевое различие между зудом и болью касается их локализации в организме.

Если боль чувствуют на коже, в мышцах, связках и внутренних органах, то зуд ограничен лишь внешним слоем кожи (как волосистой, так и гладкой) и прилегающими слизистыми мембранами, которые окружают, например, рот, горло, глаза, нос, малые половые губы и анус. Кишечник может болеть, но не зудеть.

Если зуд — уникальная форма осязания, то следует ожидать, что в коже найдутся такие волокна сенсорных нейронов, которые активируются только в ответ на зудящие стимулы и которые при электрической стимуляции в лаборатории порождают зуд, а не боль. Это так называемая теория специализации, противостоящая теории декодирования структур, согласно которой одни и те же сенсорные нейроны могут сигнализировать как о зуде, так и о боли в зависимости от структуры электрических импульсов. […]

Зуд могут вызывать самые разные типы стимуляции кожи. Во многих случаях мы даже не обладаем пока пониманием молекулярных эффектов, вызывающих зуд. Для большинства стимулов зуда путь в мозг оказывается непрямым. Например, если кожа сильно натерта или проявляет местную реакцию на аллерген, включается воспалительный каскад. Молекулы, выделяемые иммунными клетками (например, гистамин из тучных клеток), могут поступать в гистаминовые рецепторы, расположенные на свободных окончаниях сенсорных нейронов в эпидермисе, и побуждать их испускать электрические импульсы.


Два различных пути С-волокон при зуде в сопоставлении с болью. Нейромедиатор NPPB, по всей вероятности, специфичен для нейронов зуда. Напротив, нейроны боли выделяют глутамат, тем самым отправляя сигнал в нейроны заднего рога спинного мозга. Эти нейроны содержат рецепторы NPPB и, в свою очередь, выделяют редкий нейромедиатор GRP, сигнализируя им следующим нейронам в цепочке. Удаление нейронов с рецепторами GRP блокирует ощущение зуда, но не ощущение боли или легких прикосновений, что дает основание предположить, что эти два синаптических соединения специфичны именно для зуда. Нейроны зуда можно разделить по меньшей мере на две категории: те, что содержат рецептор хлорохина MrgprA3 и в основном передают негистаминный зуд, и те, которые обладают только гистаминовым рецептором и отвечают за гистаминный зуд. Гистаминовые рецепторы возбуждают нервные окончания, открывая ионный канал TRPV1, а рецепторы хлорохина и BAM8-22 открывают ионный канал TRPA1. Эта диаграмма дает лишь общую схему. Скорее всего, существуют и другие популяции нейронов зуда, помимо показанных здесь. Кроме того, синаптические взаимодействия между потоками информации в спинном мозге на данный момент не вполне понятны.

В другом примере фрагмент естественного белка BAM8-22 поступает в другой рецептор на проводящих зуд нервных окончаниях кожи, который применительно к мышам называют MrgprC11, а к людям — hMrgprX1. Иногда происходит непосредственная активация рецептора зуда в окружающей среде. Например, хорошо известно, что противомалярийный препарат хлорохин вызывает зуд. Хлорохин непосредственно поступает в другой рецептор сенсорных нейронов, который называется MrgprA3. Отметим, что существует по меньшей мере три молекулярных сенсора, которые активируют нейроны, ответственные за распознавание зуда. И если некоторые активируются непосредственно сигналами окружающей среды, то большинство реагируют на химический сигнал-посредник в самом организме.

Если действительно существуют особые нейроны, отвечающие за зуд, то верны и следующие утверждения: 1) мы можем разрушать или подавлять эти нейроны и блокировать ощущение зуда, причем другие осязательные ощущения — боль и температура — останутся неизменными; 2) избирательная активация этих специализированных нейронов зуда должна вызывать ощущение зуда, но не боли и не других осязательных ощущений; 3) анатомическое распределение нервных окончаний отражает известное распределение ощущения зуда: они должны присутствовать в эпидермисе и во внешних слизистых мембранах, но отсутствовать в мышцах, связках, внутренних органах и т. д. […]

В целом манипуляции с мышиными NPPB* и MrgprA3, о которых мы говорили, показывают, что, судя по всему, существует по меньшей мере один набор нейронов, отвечающих именно за зуд: это клетки с NPPB и MrgprA3. Возможно, есть и другие специализированные нейроны. Очень вероятно также, что есть по меньшей мере несколько нейронов, передающих информацию и о боли, и о зуде, а кодируются эти ощущения при помощи разной структуры электрических сигналов. В целом исследования показывают наличие по меньшей мере одного специализирующегося на передаче зуда пути, но нельзя отвергать и роль структурных различий при кодировании ощущения зуда.

Что значат эти результаты для нашего основного нейрофилософского вопроса? Подтверждение наличия специфического канала для зуда соответствует представлению о зуде как об уникальном и качественно ином ощущении, чем все остальные. При этом надо отметить, что мы пока не знаем, что происходит в потоке информации о зуде на пути к головному мозгу. Она практически наверняка в степени смешивается с другими осязательными ощущениями и, вероятно, теряет специфичность. Возможно, впрочем, что лучший судья здесь — опыт: почти во всех изученных на данный момент языках для зуда есть отдельное слово. […]

Чесать там, где чешется, очень приятно. Хотя мы знаем, что, когда перестанем чесаться, зудеть будет еще сильнее, большинство из нас не в силах бороться с собой и продолжают скрести кожу.

В одном малоприятном эксперименте волонтеров кололи волосками растения мукуна жгучая, что вызывает интенсивный зуд. Их прикладывали к предплечью, спине и лодыжкам, после чего экспериментатор чесал пораженные места небольшой щеточкой. Каждые тридцать секунд участники оценивали интенсивность зуда и приятные ощущения от чесания. Оказалось, что чесание спины эффективнее всего снимало зуд, зато почесывание лодыжки вызывало наиболее приятные ощущения.

Почему чесание временно облегчает ощущение зуда? Мы точно не знаем. Одна теория утверждает, что наше восприятие зуда зависит от баланса сигналов боли и зуда, которые сходятся в участке спинного мозга; когда мы чешемся, это вызывает умеренную боль, которая вступает в конкуренцию с ощущением зуда и тем самым облегчает его.

Боль от уколов иглой, ударов током, а также причиняющие боль жар или холод тоже способны облегчить зуд.

Впрочем, в некоторых случаях его устраняют даже легчайшие почесывания, имеющие более низкий болевой порог.

В одном из вариантов этой теории утверждается, что появление на коже очень точно локализованного стимула — например, лапок маленького насекомого — может активировать зудоспецифичные нейроны, и это ощущение через спинной мозг в полной сохранности доходит до мозга головного, вызывая чувство зуда. А когда этот участок расчесывают, активируя осязательные рецепторы в более широкой зоне, то задействованными оказываются ингибирующие схемы спинного мозга, которые препятствуют возникновению ощущения зуда в мозге. Возможно, эволюция предусмотрела ощущение зуда от мелких локализованных прикосновений к коже, чтобы включать рефлекторное почесывание и тем самым меньше подвергаться опасности со стороны переносимых насекомыми токсинов и инфекций.

Как и в случае с болью, в головном мозге отсутствует единая зона, отвечающая за восприятие зуда. Если не разбираться детально, то при боли и зуде активируются почти одни и те же участки мозга. Зуд активирует как смыслоразличительные сенсорные зоны, такие как таламус, первичная и вторичная соматосенсорная кора, так и участки — мозжечковую миндалину, центральную долю, переднюю поясную и префронтальную кору. И боль, и зуд опосредованно возбуждают зоны, ответственные за планирование движений и координацию, вызывая и изменяя соответствующие реакции. […]


Переболев опоясывающим лишаем, эта 39-летняя женщина стала страдать ужасным и не поддающимся лечению зудом в правой части лба. Из-за лишая кожа на этом участке онемела, так что она не чувствовала боли, счесывая себе кожу и череп, и в итоге добралась до мозга. Внизу: результат компьютерной томографии, где видны дыра в черепе, выступающая правая передняя доля мозга и повреждения мозговой ткани. Воспроизводится по: Oaklander A. L., Cohen S. P., Raju S. V.Y. Intractable postherpetic itch and cutaneous deafferentation after facial shingles. Pain 96. 2002. 9–12; с разрешения Elsevier.

социальный зуд наиболее характерен для людей, наиболее склонных к отрицательным эмоциям (с высокой невротичностью).

Почему, когда мы видим, как ушиб себе палец молотком, мы обычно не убираем собственные пальцы подальше, а при виде того, что другие чешутся, начинаем сами испытывать зуд и чесаться? Пока наилучшее объяснение следующее: в течение большей части человеческой истории нам постоянно угрожали паразиты — переносчики заболеваний и токсинов. И если рядом с человеком кто-то начинал чесаться, были серьезные основания полагать, что и ему самому угрожает то же самое опасное насекомое, червяк и т. д. Поэтому почувствовать зуд и начать чесаться, сводя к минимуму риск, было адаптивным преимуществом. Напротив, боль не заразительна, поскольку не передается от человека к человеку.

Представьте себе, что вы едете в метро и человек напротив вас вдруг начинает яростно чесаться. Зуд явно мучителен, но ответьте честно: что вы почувствуете прежде всего — сострадание или отвращение? Этот вопрос рассматривает Андре Жид:

Зуд, от которого я страдаю уже несколько месяцев… в последнее время стал невыносим. Вот уже несколько ночей я не смыкаю глаз. Я вспоминаю Иова, ищущего черепицу, чтобы скоблить себя ею, и Флобера, чьи письма в конце жизни рассказывают о подобной же чесотке. Я говорю себе, что все мы страдаем по-своему и что крайне неразумно желать изменить свои страдания; но уверен, что настоящая боль меньше привлекала бы мое внимание и переносилась бы гораздо легче. Кроме того, на шкале страданий истинная боль выглядит благороднее и царственнее; зуд же — это низкий, смешной недуг, в котором и невозможно; человека страдающего жалеют — над человеком чешущимся смеются.


Тернопольские врачи первыми в Украине поверили людям, страдающим этим недугом, и занялись изучением природы редкого заболевания. Они выяснили, что болезнь Моргеллонов уже описана в зарубежной медицинской литературе. В США сегодня зарегистрировано 12 тысяч больных с таким диагнозом. Сейчас принято считать, что это живущий под кожей грибок. Когда его волокна разрастаются, у человека появляется ощущение, как будто в теле передвигаются живые существа.

Пока неизвестно, сколько людей столкнулись с загадочной болезнью в нашей стране. За четыре года, которые тернопольские профессора Михаил Андрейчин, Владимир Бигуняк и доцент Василий Демяненко изучают заболевание, в Украине зарегистрировано 26 больных. Сейчас специалисты Тернопольского медицинского университета обладают патентом, подтверждающим, что они научились диагностировать этот недуг. И хотя природа заболевания и методы его лечения пока не изучены, специалисты убеждены, что повода для паники нет и эпидемия стране не грозит. Важно лишь, чтобы украинские врачи получили максимум достоверной информации о болезни Моргеллонов и знали, куда направлять своих пациентов.

— Как давно вы болеете?

— Четыре года назад я увидела у себя на ноге, чуть выше колена, темную точку, подумала, что это обычный гнойный прыщик, и выдавила его. Спустя уже полчаса обнаружила, что таких гнойничков стало несколько, они зудели и распространялись по ноге. Я сразу обратилась к дерматологу, который назначил противоаллергическую мазь. Но она совсем не помогала. Зуд и жжение усиливались, а язвы увеличивались в размерах.

Когда терпеть зуд стало невозможно, я пошла в ванную и косметическими ножницами сделала разрез вокруг язвы. То, что я увидела, было ужасным: из раны вылезали окровавленные волокна белого и темно-коричневого цвета примерно от одного до трех сантиметров. Я сложила волокна в стерильную баночку и на следующее утро отнесла врачу. С этой баночкой ходила и к другим специалистам, которые, не понимая, что это, назначали мне ранозаживляющие мази. Но лечение не давало никакого эффекта. Язвы распространялись по телу. А затем появилось ощущение, что внутри у меня живет червь, который словно обвивает все органы.

Я человек трезвомыслящий, медсестра по образованию, поэтому пыталась анализировать, что могло стать причиной моей болезни. За полгода до первых высыпаний я перенесла гинекологическую операцию, во время которой вливали донорскую кровь. Предположив, что мне занесли инфекцию, я по нескольку раз проверялась в разных лабораториях. Но по всем анализам кровь была чистой. Тем временем очаги уже переместились на грудную клетку, руки и лицо. Примечательно, что у меня нет ни одной язвочки на спине или на задней поверхности ног. Все — только впереди.

Марина обращает мое внимание на язвы на лице, внешне напоминающие гнойники. Правая часть поражена больше: на щеке и лбу несколько язв, приблизительно по два-три сантиметра каждая. Затем женщина показывает ногу. Самый большой гнойник, который причиняет ей особенно сильную боль, находится чуть ниже колена. В этом месте ногу приходится бинтовать.

— До болезни я работала продавцом-консультантом в бутике элитной одежды, — продолжает Марина. — Пока раны были только на руках и ногах, мне удавалось скрывать их под длинными рукавами и брюками. Но как только язвы появились на лице, с работы пришлось уволиться. Сейчас я не выхожу из дома и круглосуточно ищу в интернете новую информацию. Например, посмотрела документальный фильм об истории открытия этого заболевания в Америке. Там показано, как женщина вытаскивала коричневую нить из верхней губы своего сына. У меня была язва на том же месте.

Самое ужасное — это жить без диагноза. Каким бы ни оказалось заболевание, будь то СПИД, рак или что-то, о чем я пока даже не слышала, я не впаду в депрессию, а смогу с этим справиться. У меня двое замечательных детей, мне есть ради кого жить. Кроме них есть родственники, друзья, знакомые, которые всячески помогали мне во время болезни, поддерживали, искали информацию о заболевании.

— Вы болеете уже четыре года. К каким специалистам обращались?

— У кого я только не была! Меняла больницу за больницей. Мой покойный отец был военным. Он договорился, чтобы меня обследовали специалисты Главного военного госпиталя. Сначала врачи предполагали паразитарное заболевание, которым я могла заразиться из-за укуса каких-то насекомых. Но за границей я не отдыхала, и этот вариант сразу отпал. Для полной уверенности поехала в Московский институт паразитологии, но и там у меня ничего не нашли. Даже в ветеринарную клинику обращалась: дома живут две собаки, и я забеспокоилась, что они стали причиной недуга. Но ни у меня, ни у животных ничего не обнаружили.

— Как же вы пытались лечиться?

— Мне ставили множество диагнозов, а потом их снимали. Предполагали и туберкулез кожи, и дирофиляриоз (поражение глистами, которые живут под кожей), и лейшманиоз. Все врачи убеждали меня, что такое состояние вызвано нервным расстройством, поскольку я совершенно перестала спать. Но я объясняла: все наоборот, сон-то как раз и пропал из-за постоянного зуда. Каждый новый диагноз предполагал новое лечение, а это длинные списки лекарств и непростые схемы их приема. Несколько раз мне удавалось затормозить развитие недуга: язвы затягивались, на их месте возникали рубцы. Но потом они открывались вновь, и адская боль возобновлялась.

Сейчас я смазываю раны фукорцином, чтобы немного их подсушить и уменьшить зуд. Это раствор красного цвета, который очень трудно смыть. С таким красным лицом на люди не покажешься. Немного помогают салициловая кислота и спирт, разведенный с прополисом. Но спать по ночам я по-прежнему не могу. Возможно, тернопольские врачи подскажут мне, что делать. Впервые за все эти годы у меня появилась хоть какая-то надежда на исцеление.

— Под микроскопом мы наблюдаем мицелий, гифы (нити), споры этого грибка, — рассказывает заведующий кафедрой Тернопольского государственного медуниверситета имени И. Я. Горбачевского член-корреспондент Национальной академии медицинских наук Украины, доктор медицинских наук профессор Михаил Андрейчин. — Они довольно быстро растут, и по-видимому, это вызывает у больного ощущение, что под кожей что-то шевелится или ползает. Более того, уже доказано: они сохраняются и в жидком азоте при температуре минус 196 градусов. Подтверждено, что возбудитель заболевания существует. К сожалению, многие врачи даже не слышали о болезни Моргеллонов и слова пациентов о подкожных насекомых принимают за галлюцинации. Конечно, в каждом случае необходимо проводить тщательную диагностику, чтобы исключить некоторые психические, кожные и глистные болезни, при которых бывают похожие симптомы. Мы изучаем заболевание в течение четырех лет и готовы поделиться с коллегами своим опытом, чтобы те, обнаружив у пациентов описанные нами симптомы, направляли людей к нам на кафедру (адрес нашей электронной почты: [email protected] ).

— Какова причина заболевания?

— Этого мы пока не знаем. Среди заболевших — люди разных профессий, живущие в разных условиях и регионах. Есть и предприниматели, и водители, и бухгалтеры, и даже врач и медсестра. Наши американские коллеги склонны считать, что болезнь Моргеллонов — результат плохой экологической ситуации и генномодифицированных продуктов, которые мы употребляем в пищу, но доказательств этому нет. Грибок, похожий на тот, который вызывает болезнь Моргеллонов, мы обнаружили на изделиях и тканях разных производителей. Одно могу сказать точно: с тех пор, как я и мои коллеги изучаем заболевание и тесно общаемся с больными, осматриваем их раны, никто из нас не заболел. Более того, у всех пациентов есть семьи. Мужья, жены, дети, родители живут с ними в одной квартире, едят за общим столом, но болезнь их не коснулась. В моей практике был лишь один случай, когда в семье заболели двое — муж и жена, причем муж заболел на несколько лет раньше.

— Что необходимо сделать, чтобы поставить точный диагноз?

— Прежде всего обращаем внимание на клинические показатели: осматриваем язвы и рубцы, расспрашиваем пациентов о симптомах, ощущениях. После этого жидкость из гнойника направляем на исследование под специальным микроскопом. Анализы перепроверяем по нескольку раз, чтобы не ошибиться. Если диагноз положительный, назначаем лечение.

— Какое именно?

— Оно комплексное и включает в себя противогрибковые, противовоспалительные и успокоительные препараты, а также те, которые укрепляют иммунную систему. Такое лечение помогает многим, но не всем. К примеру, у одной женщины, которая год назад прошла курс, состояние улучшилось: она лишь изредка ощущала слабый зуд, пропали боли, затянулись раны, нормализовался сон. Целый год не было рецидивов. Но сейчас вновь наблюдается ухудшение. Как ведет себя болезнь в начале развития, нам пока неизвестно. Пациенты попадают к нам уже через несколько лет после появления первых симптомов. За это время болезнь не могла не повлиять на нервную и иммунную системы. У людей полностью нарушается сон, пропадает интерес к жизни, появляется хроническая усталость, что усложняет лечение.

— Вы планируете и дальше изучать эту болезнь?

— Сейчас мы пробуем наладить контакты с зарубежными коллегами для обмена опытом. К сожалению, в Украине совершенно нет базы для подобных исследований. Анализы и лекарства больным приходится оплачивать самостоятельно. Как правило, это неработающие люди, их семейный бюджет истощился за годы болезни. Для многих из них сложно даже купить билет на поезд в Тернополь, чтобы приехать на консультацию, не говоря уже о лечении и лабораторных исследованиях. Предотвратить распространение грибка можно, но для этого нужно знать его природу, пути распространения. А чтобы продолжить его изучение, необходимо современное лабораторное оборудование, государственное финансирование, как это принято в мире.

— Хотелось бы верить в то, что вас услышат те, от кого зависит решение таких вопросов.

— Надеемся на это. И все же я и мои коллеги опасаемся, чтобы слишком впечатлительные люди под воздействием такой информации не стали выискивать у себя симптомы заболевания, которых на самом деле нет. Боль и зуд при болезни Моргеллонов иногда настолько сильные, что некоторые пациенты от безысходности даже прижигали себе пораженные участки кожи утюгом! Такую боль ни с чем невозможно спутать…

БОЛЕЗНЬ МОРГЕЛЛОНОВ

В справочниках и Википедии даются противоречивые сведения об этой болезни. Ученые не пришли к единому мнению даже по поводу названия. Болезнь зарегистрировали в 2001 году в США. На сегодняшний день предполагаемый диагноз самостоятельно поставили себе уже более 12 тысяч американцев и жителей других стран.

В научной среде существует мнение, что это не самостоятельное заболевание, а набор симптомов, вызванных другими известными заболеваниями или состояниями, такими как аллергический дерматит, контактный дерматит, чесотка и другие. Больные испытывают мышечные судороги, на коже появляются язвы, возникают жжение и зуд. Лечение и прогнозы неизвестны.

Этим недугом страдали еще 4 тысячи лет назад в странах Востока, в Китае, а термин scabies – чесотка – пришел из Древнего Рима. Чесотка считается болезнью асоциальных личностей, но поражаются ею люди всех социальных слоев. У детей и у людей молодого возраста чесотку регистрируют чаще из-за их мобильности и более активного образа жизни.

С чего начинается

Ничего не предвещало неприятностей, как вдруг погожим днем ты почувствовала сильный зуд, который начал к вечеру усиливаться. По первым ощущениям тебе кажется, что это аллергия. Многие так и думают и начинают пристально наблюдать за своей пищей, кивают на летящий пух, сетуют, что в доме кошка. Особенное жжение ощущается между пальцами, все время хочется чесать запястье. Невмоготу от расчесанной кожи становится к вечеру.

После душа ты обращаешь внимание, что чешется и грудь. Сколько ни чешись – облегчение не наступает. В конце концов ты теряешь сон. Это точка! Срочно нужно кричать: Help! У тебя чесотка. Это неприятно, но излечимо и не смертельно. Сильный зуд свидетельствует об аллергической реакции на присутствующих под кожей чесоточных клещей, их яйца и экскременты.

Причина возникновения

Чесотка вызывается чесоточным клещом (зуднем). Человек заражается при рукопожатии, пользовании одеждой больного, постельным бельем и другими предметами. Источниками заражения могут стать поручни транспорта, дверные ручки. Возможен и другой путь заражения чесоткой – через половой контакт.

Инкубационный период чесотки сильно варьирует и может составлять от нескольких часов до двух недель. Чесоточный клещ обладает чрезвычайной плодовитостью, вследствие чего болезнь быстро распространяется по телу.

Знахарские способы лечения чесотки

Помимо фармацевтических рецептов, которые тебе пропишут в кожном диспансере, существуют и народные рецепты. С лечением чесотки, как и с любым другим, оттягивать не стоит, но она тебе этого и не даст.

Возьми ломоть хлеба (желательно черного), хорошо посоли его, брось в воду и повторяй то, что написано ниже:

И еще возьми свежие сливки (300–400 г) и проговори над ними так, чтобы дыхание их почти касалось. Затем половину сливок выпей, а остальными намажь тело. Текст наговора:

Верные помощницы – травы

Не повредит смазывать пораженные чесоткой места соком молочая.

У каждой хозяйки под рукой есть лавровый лист. Используй его также для лечения. Измельченные листья лавра в смеси со сливочным маслом нанеси на пораженные участки.

При чесотке рекомендуется пить сок свежих листьев вербены и принимать ванну: 30 г измельченной травы (все растение вместе с корнями) залить 1 л кипятка, настаивать 3 часа, процедить. Ванну (35–36°С) принимать в течение 15–20 мин. перед сном.

Для лечения используй отвар можжевельника. Взять 50 г плодов и веток и залить ведром кипятка. Применять наружно при золотухе и чесотке.

Ванны с отваром веток можжевельника: измельченные ветки залить холодной водой, настаивать 2 часа, кипятить 15 мин., процедить. Ванну (36–37°С) принимать на ночь. Курс лечения – 12–14 ванн.

Табак – целитель

Если болезнь сильно запущена, рекомендуется обмыть зудящие места настоем табака, затем намазать тело смесью белка, куриного помета и затвердевшего дегтя. Вымойся теплой мыльной водой, обсушись и затем вотри мазь, которую можно легко сделать самой. Для этого возьми 1 часть серного цвета и 10 частей свиного топленого сала. Все тщательно перемешай и вотри в кожу. Через несколько часов обмой тело теплой водой с зеленым мылом. Через 2 дня снова намажь мазью, и так до излечения.

Внимание

Существует расхожее мнение, что для лечения чесотки можно использовать керосин. Этого не стоит делать. Он всасывается в кожу и может вызвать воспаление.

Исключи возобновление чесотки

Перед началом лечения необходимо переменить все постельное и нательное белье больного, вымыть пол в комнате. Белье следует прокипятить и прогладить. Вещи, не подлежащие кипячению, прогладь через влажную ткань или не пользуйся ими в течение 7 дней. За это время клещ погибает.

Чесотка у детей

Дети непроизвольно расчесывают кожу во сне, и в места этих расчесов может попасть инфекция, появятся гнойные корочки. Малыши плохо спят ночью, утром встают вялые, капризные, но к этому времени суток зуд уменьшается. Иногда потребность чесаться проявляется не так уж сильно, дети не жалуются, и родители долго не замечают того, что малыши болеют. В том случае, когда давность заболевания не превышает двух недель, чесоточные ходы можно и не увидеть. Однако у чесотки существуют и другие внешние признаки. В местах укусов клещей возникают мелкие (до 1 мм) высыпания, похожие на узелки, а также в виде пузырьков розового цвета или под цвет кожи. Из-за расчесов они покрываются красноватыми корочками.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.