Выяснилось что туберкулеза нет

Евгению Бурлакову было всего 38 лет. Любимая жена, две дочери. Руководящая должность, уважение коллег и односельчан. Он вел здоровый образ жизни, не пил, не курил, был здоровым и крепким мужчиной. Что еще нужно для счастья? Но беда, как это обычно бывает, подкралась незаметно.

Здесь мужчина сдал все нужные анализы, прошел обследование. Все анализы оказались отрицательными. Родственники, приехавшие узнать о диагнозе, увидели замешательство в глазах врача.

Через несколько часов в больнице родственникам уже сказали более уверенно: туберкулез есть, и он вот-вот перейдет в открытую форму.

После этого Евгения Бурлакова ставят на учет в туберкулезной больнице. Начинается лечение сразу четырьмя сильнейшими противотуберкулезными препаратами первой группы.

После длительного приема таких лекарств у Евгения Александровича стало стремительно ухудшаться самочувствие. Появились боли в спине, отеки, заболели почки. Начались проблемы с мочеиспусканием. Мужчина не мог спать из-за постоянной боли. Дошло до того, что он порой не мог встать с кровати.

Прошел месяц. За ним еще один. На снимках все то же затемнение, никакой динамики положительной в лечении нет. Скорее наоборот. С каждым днем Евгений Бурлаков словно угасал. Он стал слабнуть все больше и больше. Почечные колики терпеть было уже невыносимо.

- Мы на семейном совете решили, что больше ждать и надеяться на наших врачей нельзя. Отпросили Женю на четыре дня и поехали, – вспоминает Марина.

Ошибка в диагнозе?

После обследования иркутские врачи вынесли свой вердикт: проблемы с почками возникли из-за тех лекарств, которые ему прописали. То есть Евгений Бурлаков своими руками (доверяя врачам) ежедневно травил себя сам. Урологи запретили пациенту принимать два препарата из списка его лекарств.

- Нам объяснили, что препараты первой группы для лечения туберкулеза – очень сильные препараты, по сути яды. Реакция на них у всех разная. Кто-то выдерживает, кто-то нет. Нам сказали, что два препарата из нашего списка нам необходимо срочно исключить либо заменить. Такое заключение нам выдали в Иркутске, – говорят родственники.

Однако иркутские медики не стали ограничиваться лишь этим вопросом. Они попросили привезти в Иркутск все медицинские документы – выписку о проводимом лечении, результаты анализов и так далее. Как выяснилось позже, даже эту элементарную просьбу в Бурятии исполнили кое-как.

- Нам в Селенгинске просто бумажку от руки написали, поставили печать. Что муж проходит лечение, принимает такие-то четыре препарата. Все. Потом мы поехали за томографией, которую делали в начале лечения. Но снимков не оказалось. Нам сказали, что случилось что-то с сервером, данные не сохранились. Женя настоял на том, чтобы пройти томографию повторно.

В иркутской больнице был собран консилиум врачей, большинство которых склонялись к тому, что у Евгения Бурлакова нет туберкулеза. Тогда родственники впервые услышали о том, что, возможно, диагноз у Евгения совершенно другой – саркоидоз. Для более точного диагноза иркутяне посоветовали Бурлаковым сделать биопсию.

Шли против течения

И вновь все просьбы и мольбы Бурлаковых упирались в стену равнодушия. С марта по май шли безрезультатные переговоры с врачами о необходимости проведения биопсии.

Марине снова и снова отвечали отказом: лечение проходите в Бурятии, на биопсию ложиться нет смысла. У вас точно туберкулез. Больница РЖД, республиканский тубдиспансер вынесли свой вердикт и менять свое мнение не хотели.

В итоге родственники сами вышли на республиканскую больницу, где, больному наконец-то сделали биопсию. Как выяснилось позднее, простейшая операция прошла некачественно. После операции мужчина с трудом передвигался, начал задыхаться.

Результатов долгожданного анализа Бурлаковым пришлось ждать целый месяц. Но и после этого сказать им что-то вразумительное и четкое никто не смог.

Все это слышал пациент. И в этот самый момент произошел надлом в душе Евгения Бурлакова. Если его родственники все еще были готовы доказывать, отстаивать и спасать его жизнь, то самому Евгению Александровичу все происходящее напоминало ад. Он медленно таял на глазах, превращаясь из красивого, пышущего здоровьем мужчины в какую-то тень. Казалось бы, вот оно, спасение, – сейчас, после биопсии, пусть с задержкой в полтора года, но ему скажут верный диагноз. Начнут лечить от той болезни, которой он на самом деле страдает, и муки, наконец, закончатся. Но нет. Не случилось.

Равнодушие врачей, борьба с Системой, постоянные адские боли, страх и неизвестность будущего – все это в какой-то момент сломало мужчину. Ночью он ушел в свой гараж, где его вскоре нашли повешенным. Он не оставил никакой предсмертной записки. Только положил на видное место свой паспорт, банковскую карту и записку с PIN-кодом от нее.

Супруга, брат и сестра и, конечно, мама Евгения Александровича до сих пор не могут оправиться от горя.

- Я помню, как он шел на тот самый плановый медосмотр. Веселый, румяный, абсолютно здоровый. Мой сын был хорошим человеком. Не пил, не курил. Добросовестный в работе, хороший друг. Начальство говорило, заменить его кем-то просто невозможно. Подчиненные его тоже любили, называли просто – Женя. Ведь он все делал с ними, никогда не кичился своей должностью. Что они сделали с моим сыном? За что нам такое горе?! – восклицает Татьяна Григорьевна, мама Евгения Бурлакова.

За девять лет счастливого брака жена Евгения Александровича Марина не может вспомнить ни одной большой ссоры между ними. А как его любили дочки, не передать словами.

– Мне пришлось говорить детям, что папе в последнее время было очень больно. И что сейчас он находится там, где ему хорошо и спокойно, – плачет Марина Бурлакова.

Бурлаковы все-таки отвезли в Иркутск анализы биопсии. Теперь у них есть на руках заключение иркутских врачей о том, что у Евгения Александровича действительно был саркоидоз. Также и при вскрытии в морге никаких признаков туберкулеза выявлено не было. Но все это стало известно уже после гибели смертельно измученного человека.

Так чем же болел Евгений Бурлаков на самом деле? Саркоидоз – болезнь, совершенно не представляющая угрозы для жизни при правильном лечении. Более того, заболевание не только никак не выражается в виде симптомов, но даже в некоторых случаях может исчезнуть само собой. Угрозы заражения при саркоидозе нет.

- Это иммунное заболевание. В качестве лечения, в том числе, нужно повышать иммунитет человека. В нашем случае врачи действовали ровно наоборот. Скорее всего, если бы пятно в легких не обнаружили, он мог бы прожить с этим всю жизнь. И даже не знать о том, что болен. Либо, если бы даже симптомы проявились и ему поставили точный диагноз, то он с легкостью бы вылечился, – уверены Бурлаковы.

Вернуть любимого мужа, сына и брата – уже нельзя. Но и смириться с тем, что человека довели до гробовой доски те, кто призваны спасать людей, тоже невозможно. В неправильных действиях врачей родственники Евгения Бурлакова винят сразу четыре больницы республики.

- Каждый наш шаг, который мы делали, чтобы помочь Евгению, упирался в стену равнодушия врачей. Нам не помогали, а наоборот, создавали всяческие препятствия, мешая его спасать. Я знаю точно, что существуют врачи от Бога. Чуткие, профессионально подкованные. Но нам такие попались только в Иркутске. Мы прошли через четыре больницы в Бурятии, и только в пятой – иркутской – врачи отнеслись к нам адекватно. Конечно, мы пойдем в суд. Пусть нам не сломать эту Систему, но хотя бы нужно привлечь к ответственности тех врачей, из-за действий которых случилось такое несчастье, – подытоживает брат погибшего Александр Бурлаков.


Новый метод диагностики позволяет обнаружить туберкулез, когда он уже перешел в острую фазу, но еще не проявляет себя во внешних симптомах.

До сих пор от туберкулеза по всему миру умирают сотни тысяч и даже миллионы людей ежегодно – так, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2016 году от туберкулеза умерло 1,7 миллиона человек. В прошлогоднем отчете ВОЗ говорится, что смертность можно было бы значительно снизить, если болезнь обнаруживали раньше и вовремя начинали лечение.

У туберкулеза, как известно, есть две формы: скрытая (латентная) и активная острая форма, и у большинства зараженных он остается в скрытой форме – болезнь не развивается и не передается окружающим. В острой форме туберкулез заразен, но когда он переходит из скрытой формы в активную, такие его симптомы, как кашель, температура, изменения в легких, которые можно увидеть на рентгене, могут проявляться не сразу, так что на ранней активной стадии болезнь оказывается и заразной, и к тому же незаметной. Поэтому так важно научиться диагностировать туберкулез именно на этих невидимых стадиях.

Туберкулез вызывают микобактерии, которые приходят в организм и поселяются в иммунных клетках макрофагах. Задача макрофагов – поглощать и уничтожать бактерии и вирусы, но некоторые микробы научились жить и размножаться прямо внутри этих клеток. Размножаясь, микобактерии выделяют особые белки, которые можно обнаружить в жидкости, покрывающей поверхность легкого. По таким белкам и можно было бы определять начало активной формы туберкулеза. Однако в отличие от крови или мочи, получить пробу легочной жидкости непросто. Есть способ бронхоальвеолярного лаважа, когда легкие промывают физиологическим раствором, но это весьма неприятная процедура.

Исследователи из Института теоретической и экспериментальной биофизики (ИТЭБ) РАН в сотрудничестве с коллегами из Центрального научно-исследовательского института туберкулеза разработали намного более удобный метод диагностики – по той легочной жидкости, которая вылетает из легких вместе с выдохом. Для улавливания микроскопических капель легочной жидкости использовали аналог фильтра Петрянова.

Эти фильтры были разработаны в СССР в середине прошлого века для очистки воздуха от радиоактивной пыли в атомной промышленности. Сейчас их модифицировали, и теперь они представляют собой фильтры для сбора и анализа воздушных частиц. Насадку с таким фильтром можно надеть на бытовой пылесос, прогнать через фильтр воздух, а потом смыть с фильтра собранные частицы и изучить их состав.

Для диагностических целей исследователи сконструировали простое и дешевое одноразовое устройство, которое позволяло бы собирать микрокапли в выдыхаемом воздухе. Его испытали на пациентах Института туберкулеза: сорок два добровольца из тех, кто только поступил в клинику и еще не проходил лечение, дышали по 10 минут через капроновый фильтр в устройстве, после чего в собранном материале искали молекулярные признаки, которые указывали бы на туберкулезных бактерий.

Выяснилось, что живых микобактерий в выдыхаемом воздухе нет, также нет ни их ДНК, ни характерных бактериальных молекул, но зато в нем были антитела, которые иммунитет уже успел наработать в ответ на появление микобактерий. Этих антител очень немного (всего несколько тысяч или десятков тысяч молекул в пробе), но их можно найти у большинства пациентов. Обнаружить же их можно с помощью ультрачувствительного иммуноанализа, разработанного сотрудниками ИТЭБ. Кроме своей высокой чувствительности, такой иммуноанализ хорош тем, что позволяет быстро, за 5–10 минут, определить сразу несколько антител или антигенов (молекул, против которых синтезированы антитела). Таким образом, впервые удалось показать, что в выдыхаемом воздухе есть специфические антитела, которые указывают на активно размножающихся возбудителей инфекции – туберкулезных микобактерий.

Если сравнивать с пробами, взятыми у здоровых людей, то чувствительность и специфичность нового метода составит около 60–70%. Диагностировать туберкулез с большей точностью мешает то, что у здоровых людей, долго контактировавших с больными, в легких могут появиться такие же антитела, как и у больных. Повысить точность диагностики можно, если дополнить анализ антител проверкой на еще один признак инфекции – воспаление в легких, которое можно определить по особым иммунным белкам-интерлейкинам, также содержащихся в выдыхаемом воздухе. Подробно результаты экспериментов описаны в Journal of Breath Research.

В перспективе, если финансирование исследований продолжится, авторы работы собираются усовершенствовать свой метод как раз в сторону повышения точности. Более того, такой способ диагностики можно использовать не только для туберкулеза, но и для других легочных заболеваний, например, для хронической обструктивной болезни легких, которая сейчас выходит на третье место в мире среди причин смертности.

Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Мешком по голове

В марте 2018 года 50-летнему жителю одного из сел в Новосибирской области Владимиру Васину (имя изменено) поставили диагноз: туберкулез правого легкого. О том, что болеет, он даже не подозревал. Выяснилось случайно — работодатель потребовал принести справку о прохождении медкомиссии. В коммерческом центре, где он делал флюорографию, сказали, что рентгеновский снимок — странный, и лучше бы ему обратиться в тубдиспансер. Он не поверил, переделал флюшку в другом медцентре. Там тоже заметили отклонения.

— Первое время было ощущение, что мешком по голове ударили, — говорит Владимир. — Полный шок и у меня, и у жены. Я ведь и не пью, и не курю. А у нас в подсознании навсегда забито, что туберкулез — болезнь бездомных и маргиналов.

Полгода продолжался курс лечения, а потом выяснилось, что препараты первой линии для Владимира — бесполезны. У него обнаружился устойчивый туберкулез. На фоне традиционного лечения вместо положительной динамики наметилась отрицательная — в легком образовались полости. Заменили схему терапии. Зимой этого года сделали операцию — удалили два сегмента легкого.

Первый год Владимир провел в стационаре. После операции перевели на амбулаторное лечение. Сейчас ежедневно Владимир выпивает горсть таблеток. Это будет продолжаться еще как минимум год.

— До операции нормально лекарство переносил, не было особых побочек, как у других, — рассказывает мужчина. — Терапия ведь токсичная. Это как от рака лечиться. Кого-то тошнит постоянно, у кого-то голова кружится до такой степени, что не встать с кровати. Меня кроме того, что постоянно клонило в сон, почти ничего не напрягало. А сейчас — кошмар. Пальцы на руках болят: не согнуть, не разогнуть, на ноги не встать с утра — колени отнимаются, ноги не держат. И сплошная изжога. Ощущение, как будто желудок выворачивают наизнанку.


Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

На весь срок лечения (а это может продолжаться один-два года) государство предоставляет официальный больничный. Однако кому понравится сотрудник, который болеет годами? Более-менее исполняют закон лишь бюджетные предприятия.

— Мне с самого начала больничный не полагался, — объясняет Владимир. — Я ведь нигде официально на работе не числюсь. У нас в деревне никуда не устроишься по трудовой книжке. Мы с ребятами калымили — строили дома, бани, заборы. Заначку уже дома всю проели. А что делать — не знаю. Когда в больнице лежал, ребята говорили, что тем, кто больше года лечится, и с операцией, положена инвалидность. Однако мне отказали. Инвалидность оформлять отказываются — не положено. Благо — жена работает. И дети уже почти взрослые — студенты, подрабатывают. Как дальше жить — не знаю. Сейчас вообще ни хрена не могу — ни вздохнуть, ни пукнуть толком. И постоянные вялость и усталость: пройдешь сто метров, как будто вагон разгрузил. До туалета добраться — целая проблема. А раньше бревна катал, срубы рубил.

Болеет — каждый


Фтизиатры (именно так называются специалисты, которые работают с больными туберкулезом) говорят, что к 17 годам 80 процентов россиян — заражены. Большинство об этом никогда не узнают. Микобактерии себя никак не проявляют. Их носитель — не заразен. В активную стадию болезнь переходит, когда резко падает иммунитет. С момента заражения до активации может пройти и год, и 60 лет. Спусковым крючком способен стать даже сильный стресс.


Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Во времена СССР казалось, что болезнь практически удалось победить. В 1991 году в стране насчитывалось 34 случая туберкулеза на 100 тысяч жителей (в 1950 году — в два раза больше). Однако после развала СССР начался стремительный рост. В 2000 году на сотню тысяч россиян было уже 75 больных. Врачи начали говорить об эпидемии. И только в последние годы ситуацию удалось взять под контроль. По официальной статистике Минздрава, сегодня туберкулезом болеют 44,4 человека из каждых 100 тысяч. В 2018 году зарегистрировано 65 234 новых больных — чуть меньше, чем годом ранее.
Самая плохая ситуация в Сибири, на Дальнем Востоке, в Еврейской автономной области, Тыве. Реже болеют в Воронежской, Орловской и Белгородской областях.

Главный российский фтизиатр Ирина Васильева говорит, что в список государств с самым высоким бременем туберкулеза Россия попала из-за развала в перестроечные годы противотуберкулезной службы, которая в советское время была очень хорошо выстроена.

— Пик заболеваемости пришелся на начало 2000-х годов, — поясняет Васильева. — Микобактерия туберкулеза — особенная. Она медленно развивается. Как раз на этот рост ушло десять лет. Вместе с тем как раз в конце 1990-х годов правительством начали приниматься государственные программы по борьбе с туберкулезом. И сейчас это дает результаты.

Трансформация палок

Медведки против больницы


Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

— У меня тогда была закрытая форма болезни, без бактериовыделения, то есть незаразная, — поясняет она. — Врачи, конечно, рекомендовали соблюдать щадящий режим, вкусно есть и много спать. Но мне реально не на что было даже кусок хлеба купить. По больничному выплачивали 4,5 тысячи в месяц. Сейчас кошки больше проедают. Устроилась уборщицей в автосалон. Три дня работала от рассвета до заката. Три — отдыхала.

Юля признается, что первое время еле держалась на ногах. Иной раз сил на таблетки просто не оставалось. Раз пропустила, два раза, три. И вроде как самочувствие наоборот — начало улучшаться. Для закрепления эффекта попробовала применять народные средства. Этим средством оказались сушеные медведки.

— Я это вычитала в интернете, ну и заказала, — продолжает девушка. — Отзывы были прекрасные. Многие уверяли, что им помогло. Хотя, наверное, умом-то я понимала, что это сказки. Но я так устала от таблеток.

Вскоре контрольные анализы показали, что динамика выздоровления — замедлилась. И скорее всего это — рецидив. Сейчас девушка снова лечится в стационаре.

— Я анализирую и понимаю, что подсознательно я знала, что так нельзя, — говорит Юля. — Если честно, у меня ведь до сих пор выбор невелик: или воровать учиться, или попытаться адаптироваться к финансовым трудностям, или с голоду умереть.

Детский план

Всемирная организация здравоохранения поставила перед государствами задачу — к 2035 году искоренить туберкулез. Но если в лечении взрослых — все неоднозначно, и главная проблема не в медицинских, а в социальных проблемах, то с детьми картина более оптимистичная.

Уже за последние 10 лет заболеваемость детским туберкулезом снизилась в три раза. И малыши от него в России практически перестали умирать.

— В прошлом году погибли девять детей, — продолжает Аксенова. — Это считается очень низким показателем. У нас практически нет тяжелых форм туберкулеза. Это благодаря внедрению современных методов раннего выявления, скринингу и тому, что охват прививками БЦЖ новорожденных держится на уровне 80-85 процентов.


Кораллами по туберкулезу

Содержащееся в кораллах бактерицидное вещество может стать эффективным средством борьбы с туберкулезом. Ученые выяснили, что искусственно синтезированный аналог этого вещества работает лучше природного и, более того, он не вредит человеку и преодолевает устойчивость вызывающей туберкулез палочки Коха к антибиотикам. Результаты работы исследовательской группы, поддержанной грантом Российского научного фонда, были опубликованы в журнале Chemistry-A European Journal, еще несколько статей готовятся к публикации. Руководитель исследовательского проекта Александр Рубцов рассказал отделу науки о проделанной работе и о том, какие еще проблемы ученым предстоит решить.

Вместе с кровью и лимфой она распространяется по всему организму.

Методы борьбы с туберкулезом делятся на два направления: вакцинация и создание новых лекарств. Идея проекта, поддержанного РНФ, состоит в том, чтобы изучить механизм воздействия нового класса веществ на микобактерии, что в будущем может позволить создать новый класс антибиотиков. Проект направлен на поиск новых механизмов воздействия на микобактерии с целью последующего создания высокоэффективных и нетоксичных противотуберкулезных веществ.


У бактерии M. tuberculosis развивается множественная лекарственная устойчивость к противомикробным препаратам. Микобактерия приспосабливается к действию антибиотика, быстро мутируя и сводя его действие на нет. В результате больной зарабатывает себе лекарственную устойчивость к тому препарату, которым лечился. Этот же принцип заложен в основу действия противотуберкулезной вакцины БЦЖ (русская транскрипция названия культуры Bacillum Calmette Guerin, BCG).

Сейчас на первый план выходят новые методы диагностики туберкулеза: молекулярные экспресс-тесты ХpertMTB/RIF.

Основными компонентами эфирных масел являются терпены, но не все терпены — эфирные масла. Например, каучук является политерпеном, но никак не эфирным маслом.

Среди большого количества соединений одним из наиболее перспективных в борьбе с M. tuberculosis является дитерпен под названием erogorgiane (C20H32), полученный из морских кораллов класса Pseudopterogorgia elisabethae. Проблема его выделения из природного источника заключалась в том, что для получения достаточного количества erogorgiane требовалось переработать огромный объем биомассы редкого вида кораллов. Поэтому для дальнейшего практического использования это соединение необходимо было синтезировать.


Для получения искомого дитерпена использовали метод асимметрического синтеза. Асимметрическим центром (или стереоцентром) в органической молекуле является не что иное, как атом углерода. Асимметрический он потому, что в расположении связанных с углеродом атомов могут быть некоторые различия. Например, в метане СН4 их нет: все четыре атома водорода связаны с атомом углерода одинаковыми химическими связями, то есть молекула метана симметрична. В том случае если углерод окружают разные атомы и их группировки, то случайная перемена их мест в молекуле может сильно повлиять на ее химические свойства.

Поэтому для лекарств важно, чтобы у асимметрических центров была строго определенная конфигурация.


Чтобы проверить, какой из стереоизомеров активнее действует на M. tuberculosis, ученые синтезировали разные стереоизомеры и затем проверяли их активность. Оказалось, что лучшим является именно синтетический аналог природного erogorgiane.

Используемые в настоящее время лекарственные препараты и соединения, проходящие клинические испытания, не имеют ничего общего по структуре с дитерпеном. Тем не менее полученные в 2015 году результаты показали, что дитерпен erogorgiane показывает перспективную противотуберкулезную активность против штаммов M. tuberculosis с множественной лекарственной устойчивостью. Терпены, как правило, не токсичны для человека в количестве более 3 г на килограмм веса. По крайней мере, острая токсичность, обнаруживающаяся в течение 24 часов после введения препарата, не проявляется.

На создание одного лекарства требуется от $500 млн до $3 млрд.

Всемирный день борьбы с туберкулезом, призваный привлечь внимание общества к этому опасному легочному заболеванию, отмечался во вторник, 24 марта. Накануне врачи-фтизиатры Приморского краевого противотуберкулезного диспансера №1 в Уссурийске в беседе с корр. РИА PrimaMedia рассказали о мнимых и реальных опасностях туберкулеза и о популярных среди населения заблуждениях в отношении профилактики и лечения "социального заболевания".

– Одним днем профилактики все не ограничится. В крае в период с 23 марта по 23 апреля пройдет месячник борьбы с туберкулезом. Особо хотелось бы отметить, что в ряде городов края проводятся "Дни открытых дверей" в противотуберкулезных учреждениях. Так, в Уссурийске такая дата назначена на 2 апреля, в противотуберкулезном диспансере по адресу: улица Русская, 7. Каждый желающий сможет прийти и обследоваться на туберкулез, пройти рентгенографию органов грудной клетки, сдать анализы и проконсультироваться у врача-фтизиатра, – сообщила главный врач краевого противотуберкулезного диспансера №1 Татьяна Суркова.

Как выяснилось из беседы с врачом, слишком много заблуждений в отношении заболеваемости туберкулезом бытует среди жителей Приморья. Ее слова подтвердила заведующая дневным стационаром краевого противотуберкулезного диспансера №1 Татьяна Александрова.

Врачи-фтизиатры согласились развенчать несколько распространенных мифов об этой коварной болезни.



Медсестра дневного стационара Анна Бурчук контролирует состояние пациентки, Фото с места события собственное. Автор фото: Дмитрий Прокопяк, PrimaMedia

Миф первый: Здоровый образ жизни не позволит заболеть туберкулезом

В отношении многих болезней, здоровый образ жизни – практически гарантия их избежать. Но это сказано не про туберкулез. Сегодня в Приморье на 100 тысяч человек населения заболеваемость составляет 149 человек. Каждый больной бацилловыделитель может за сутки заразить пять человек.

Не зря говорят, что все болезни от стрессов. Стресс – основная причина заболевания социально благополучного населения. Казалось бы, человек занимается спортом, питание нормальное, имеет сравнительно высокий достаток, соблюдает правила гигиены. И вдруг диагноз – туберкулез. При опросе пациента выясняется, что он находился под воздействием стрессовой ситуации – с утра до позднего вечера пытался заработать деньги, испытывает дискомфорт или психологическое давление на работе или развелся со своей второй половиной. Или же на работе все замечательно, но, выбегая утром, человек выпивает чашку чая или кофе, вместо обеда перекусывает бутербродом, а уже вечером плотно ужинает. Для организма это тоже стресс. В результате, при попадании в организм туберкулезной палочки, на выработку защитных клеток нет ни строительного материала, ни достаточного количества энергии. А в последнее время, число пациентов диспансера пополняют молодые девушки, стремящиеся к стройности и "сидящие" на жестких диетах. Причина все та же – стресс для организма.

Миф второй: Туберкулез – болезнь социально-неблагополучных слоев населения

Это неверно. Туберкулез – воздушно капельная инфекция. Оградить себя от туберкулеза практически невозможно, и врачи говорят об этом при каждой возможности. Возможно лишь снизить риск заболевания. Решающую роль, в конечном итоге, играет устойчивость иммунной системы человека. Конечно, статистика говорит, что более 95% больных – курильщики. Курение убивает первый барьер на пути туберкулезной палочки в организм. Это бронхи. Далее, когда туберкулезная палочка уже проникла в лимфатическую и кровеносную системы, требуются значительные защитные силы организма, чтобы локализовать очаг заболевания. А эти силы есть не у всех.

К сожалению, закон о принудительной госпитализации при туберкулезе существует, но он очень формален. Закрытых учреждений противотуберкулезного плана нет. Как бы мы этого не хотели, но социально дезадаптивный человек в любой момент может покинуть стены лечебного учреждения и свободно перемещаться среди здоровых людей, заражая их. Но это те, которые знают о заболевании. Существует целый пласт асоциальных людей, которых медицина даже не в силах охватить диагностикой, в силу их безразличия к здоровью собственному и окружающих.

– Буквально, недавний случай из практики нашего диспансера, – рассказала Татьяна Суркова. – К нам поступил молодой парень, из сравнительно благополучной семьи. Он занимался перевозкой пассажиров на личном автомобиле, и прямо в машине потерял сознание. В течение суток молодой человек скончался. Оказалось, что у него туберкулезный менингит. И он до последнего перевозил людей. Из беседы с родными мы узнали, что кашлял он уже год, но к врачам не обращался, так как нужно было поднимать маленьких детей и он зарабатывал деньги. Сколько он успел заразить людей? Одному богу известно.



Главврач краевого противотуберкулезного дипансера №1 Татьяна Суркова, Фото с места события собственное. Автор фото: Дмитрий Прокопяк, PrimaMedia

Миф третий: Первые симптомы туберкулеза – кашель на фоне повышенной температуры, исхудания или потливости

Туберкулез страшен тем, что на начальных стадиях протекает практически бессимптомно. Зачастую, больной изначально чувствует себя замечательно и отказывается верить врачам, когда ему озвучивают диагноз. Классические проявления туберкулеза, такие как кашель, кровь при откашливании, высокая температура, исхудание – это признаки глубоко запущенного процесса. Часто на этой стадии, вопрос стоит уже об инвалидности или самой жизни пациента. Флюорографическое обследование и специальные клинические тесты – пока единственный способ выявить болезнь на ранней стадии. На территориях, где риск заболеваемости выше средней общероссийской, в том числе и в Приморье, Роспотребнадзор рекомендует проводить рентгенологическое исследование не реже одного раза в год. Чем раньше выявлена болезнь, тем больше шансов на более стойкую ремиссию и окончательное выздоровление без последствий.

Миф четвертый: Туберкулез – болезнь городов, сельские жители болеют реже

К сожалению, это не так. Хоть в селах более чистый воздух и натуральное питание, но существуют другие факторы риска. Как правило, сельские жители более открыты и общительны, у них более низкий уровень дохода, а зачастую отсутствует и сама возможность трудоустройства. К сожалению, следует отметить, что в современном селе есть дворы, где просто не ведут хозяйство. Иногда им просто нечего есть, не говоря уже о полноценном питании. Не стоит также списывать со счетов курение и злоупотребление алкоголем.

Если взять абсолютные числа заболевших, действительно, создается впечатление, что в селах болеют меньше. Однако, при пересчете количества больных на 10 тысяч человек населения, окажется, что в сельской местности заболеваемость выше.



Рентгенолаборант Лидия Сухорукова возле аппаратуры, Фото с места события собственное. Автор фото: Дмитрий Прокопяк, PrimaMedia

Миф пятый: Собачье мясо и барсучий жир – панацея от туберкулеза

Заблуждение, вероятно, происходит от общения с народностями севера. В свое время туберкулез получил среди них широкое распространение. В условиях отсутствия противотуберкулезных препаратов, люди изыскивали дополнительные источники белка. Ведь клетки, которые борются с туберкулезом – белковой структуры. В пищу шла собачатина, как один из вариантов диетического питания. Однако легенда о целебных свойствах собачьего мяса прижилась в народе. Хотя она так и остается легендой. Представители азиатских народов, в чьей кухне традиционно принято употребление собачьего мяса, не становятся здоровее, также болеют. Врачи-фтизиатры в основу рациона питания больного туберкулезом обязательно вводят белковые продукты – молоко и любое, предпочтительно нежирное, мясо.

Народная медицина – это великолепно. Но нужно понимать, что здоровье – достаточно серьезная вещь. Нельзя просто пойти на городской рынок и купить непонятные травяные сборы. Ведь настоящих народных целителей единицы. Зачастую, эффективность народных средств зависит от того, в какой период развития и даже в какое время суток собрана трава. Настоящий травник знает, как сочетать и как собирать растения.

– Китайская медицина традиционно менее фармакологически нагружена, чем у нас, – объяснила Татьяна Александрова. – Тем не менее, наши восточные коллеги лечат туберкулез только химическими препаратами. Причина в том, что нет ни одного средства, даже среди тяжелых ядов, которые бы убивали туберкулезную палочку. Она очень устойчива. Последние 25 лет мировая фармакология не изобрела новых препаратов по борьбе с палочкой Коха. Поэтому мы всегда рекомендуем проводить терапию народными средствами параллельно с химиотерапией.



Заведующая дневным стационаром краевого противотуберкулезного диспансера Татьяна Александрова, Фото с места события собственное. Автор фото: Дмитрий Прокопяк, PrimaMedia

Миф шестой: Фармакология наносит непоправимый вред здоровью, лечиться лучше народными средствами

Врач, уважающий себя и пациента, никогда не скажет, что лечение туберкулеза абсолютно безвредно. На сегодняшний день нет ни одного препарата химического производства, не имеющего побочных эффектов, включая витамины. Другое дело, что специалист, назначающий лечение, несет юридическую и моральную ответственность перед пациентом. Лечение туберкулеза – процесс длительный, и врач составляет план лечения, исходя из состояния больного. Он вооружен знаниями и опытом, хорошо знаком с побочными эффектами препаратов и знает, чем их можно нейтрализовать. Лечение начинается с обсуждения образа жизни, диеты, кратности питания. Проводится осмотр, выявляются противопоказания.

– Приходилось в своей практике слышать довольно странные причины отказа от фармакологического лечения, - поделилась Татьяна Александрова. - Пациенты даже рассказывали об опытах над собаками и кошками, которых убивает одна таблетка "Тубазида" (противотуберкулезное средство 1-го ряда – прим. редакции). Но ведь и человек, получив передозировку сравнительно безопасного аспирина, может умереть. Отравиться можно чем угодно, весь вопрос в правильной дозировке. А боязнь за свое здоровье – нормальная реакция людей. Поэтому, задача врача – набраться терпения, подробно разъяснить все пациенту, предоставить полную информацию по назначаемым препаратам и ответить на все вопросы.

Миф седьмой: Приморье – регион с большим количеством исправительных колоний и следственных изоляторов, оттуда и идет источник заразы

Как раз данные заведения большого роста заболеваемости не дают. В исправительных учреждениях больные туберкулезом содержатся отдельно от остальных. Они регулярно проходят медицинские обследования, флюорографические процедуры, у врачей есть все необходимые препараты. Существует возможность своевременного сезонного противорецидивного лечения лиц, ранее перенесших и излечившихся от туберкулеза, а также профилактического лечения тех, кто имел контакты с больными туберкулезом. Но, к сожалению, есть и такие, кто отказывается лечиться. Но на общекраевую эпидемиологическую ситуацию они не влияют.

Миф восьмой: Туберкулез неизлечим

Туберкулез лечится, практически как и любое другое заболевание. Если приморские врачи не могут излечить его терапевтически, при помощи лекарств, то существует возможность направления на хирургическое лечение больных, в том числе в Новосибирск или Санкт-Петербург. Квоты государство выделяет. Все упирается лишь в желание самого больного вылечиться.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.