Статьи туберкулез в наши дни

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

ЦНИИ туберкулеза РАМН

Э пидемическая вспышка туберкулеза, свидетелями которой мы стали сегодня, возникла в весьма своеобразных условиях. Ей предшествовали значительные успехи в борьбе с этим заболеванием, остававшимся спутником человечества на протяжении всей его истории. В 50–80–х годах ХХ века заболеваемость и смертность от него быстро снижались, а в экономически развитых странах Европы и Северной Америки туберкулез наблюдали почти исключительно у иммигрантов из стран третьего мира и у социально дезадаптированных групп населения. Эти несомненные успехи, происходившие и в России, породили, казалось бы, вполне обоснованные надежды на скорую победу над этой инфекцией. Действительно, задача ликвидации туберкулеза, как распространенного заболевания, была вполне официально поставлена в качестве одной из основных задач перед органами здравоохранения в последние два десятилетия существования Советского Союза. Основания для подобных радужных надежд представлялись, на первый взгляд, достаточными, поскольку туберкулез относился к досконально изученным инфекциям, имелись высоко эффективные противотуберкулезные препараты и были разработаны надежные методы его лечения.

В России в 2000 г. заболеваемость туберкулезом достигла 90,4 на 100 тыс, а смертность - 20,4 на 100 тыс.

Следствия подобных утопических прогнозов и надежд не замедлили сказаться. Специальность фтизиатра начала считаться неперспективной и непривлекательной. Были свернуты дальнейшие исследования по созданию новых противотуберкулезных средств, закрывались специализированные учреждения, а врачи других специальностей все реже вспоминали о существовании туберкулеза.

Современное положение с туберкулезом в России следует характеризовать, как серьезную и бурно нарастающую эпидемию. Это заболевание прочно и с большим отрывом заняло первое место среди всех инфекций и продолжает быстро распространяться. За последние 10 лет основные его эпидемиологические показатели возросли более чем в два раза и стали самыми высокими в Европе. В среднем по России за 2000 г. заболеваемость туберкулезом достигла 90,4 на 100 тыс, а смертность – 20,4 на 100 тыс населения. Особенно тяжелая ситуация сложилась на Дальнем Востоке, в Сибири, в районах Северного Кавказа, Калмыкии и среди народов Крайнего Севера. В отдельных регионах заболеваемость детей туберкулезом превышает средний по России уровень в 50 раз.

Нарастание эпидемии туберкулеза в нашей стране сопровождается не только количественными, но и выраженными качественными изменениями этого заболевания. Наиболее наглядным отражением подобного сдвига является увеличение частоты наиболее тяжелых, распространенных и бурно прогрессирующих форм туберкулеза среди впервые заболевших. Это нарастание оказалось столь значительным, что вынудило восстановить в клинической классификации туберкулеза такие его формы, как казеозная пневмония и милиарный туберкулез, уже забывшиеся и ставшие редкостью в предшествовавшие эпидемии годы.

Клиническая симптоматика подобных форм заболевания отличается острым началом и тяжелым общим состоянием пациентов. Такие больные, как правило, обращаются в поликлиники и госпитализируются в стационары общего профиля с диагнозом неспецифической пневмонии или гриппа. Подозрение на туберкулезную природу подобной пневмонии обычно возникает с опозданием из–за неэффективности обычного лечения. Эпидемиологическая опасность в этих случаях особенно велика, поскольку такие больные в подавляющем большинстве случаев бывают массивными бактериовыделителями и становятся источником заражения как окружающих больных, так и медперсонала.

Особого внимания требует диагностика туберкулеза у специальных контингентов больных, среди которых острое и нетипичное начало этого заболевания отмечается наиболее часто. К таким контингентам относятся больные сахарным диабетом, алкоголики, инфицированные ВИЧ, пожилые лица, а также пациенты, получающие иммуносупрессивную и цитостатическую терапию по поводу самых различных заболеваний. У них туберкулез развивается в несколько раз чаще, чем у остальных групп населения.

Рентгенологическая симптоматика остро прогрессирующих форм туберкулеза легких, особенно у больных с указанной сочетанной патологией, мало специфична. В половине всех подобных случаев она проявляется обширными инфильтративными изменениями вплоть до лобитов, несколько реже – картиной распространенных диссеминированных поражений обоих легких. Быстрое формирование множественных полостей распада отмечается примерно у 70% таких больных. Приходится учитывать, что у больных с резко подавленным иммунитетом, в частности, при СПИД и гемобластозах, полости распада и типичные туберкулезные каверны возникают гораздо реже и на более поздних этапах заболевания. Тем не менее именно рентгенологический метод исследования остается наиболее распространенным и результативным, а его техническое совершенствование и более широкое применение компьютерной томографии еще более повышают его значимость в диагностике туберкулеза.

Исследование мокроты и любого патологического материала на микобактерии туберкулеза остается наиболее важным и достоверным методом диагностики заболевания. Прежде всего, это обычная бактериоскопия мазков – простой, быстрый и общедоступный метод диагностики, требующий лишь особой тщательности и определенного навыка при сборе, обработке и исследовании материала. К сожалению, большинство лабораторий общих больниц и поликлиник плохо владеют этим методом и применяют его явно недостаточно. Возрождение и широкое его внедрение является наиболее простым и доступным способом улучшения диагностики туберкулеза в условиях современной эпидемии. Несомненно, более совершенными являются разработанные в последнее время методы микробиологической диагностики туберкулеза, основанные на достижениях молекулярной биологии и позволяющие обнаруживать в патологическом материале компоненты микобактерий, прежде всего их ДНК. Однако более высокая стоимость и трудоемкость этих новых методов сегодня не позволяют повсеместно использовать их в широкой практике – это удел будущего.

Больные туберкулезом, выделяющие микобактерии с мокротой, являются основным источником заражения окружающих. Поэтому лечение таких больных имеет не только чисто медицинское, но и эпидемиологическое значение. В настоящее время ему отводят центральную роль в преодолении нарастающей эпидемии этого заболевания, поскольку именно быстрое прекращение бактериовыделения позволяет разорвать эпидемическую цепочку распространения туберкулезной инфекции среди населения.

Выбранную комбинацию противотуберкулезных препаратов и сроки их назначения на каждом из выделенных этапов называют режимом химиотерапии. В настоящее время в большинстве стран мира, в том числе и в нашей стране, все шире применяют режимы, рекомендуемые Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ). Согласно этим рекомендациям, больным с впервые выявленным туберкулезом, сопровождающимся бактериовыделением, на первом этапе назначают четыре противотуберкулезных препарата – изониазид, рифампицин, пиразинамид и этамбутол (или стрептомицин). Больным с рецидивами туберкулеза или при неэффективности ранее проводившегося его лечения следует назначать все пять указанных препаратов или же заменять один из них протионамидом. Менее интенсивное лечение (прием изониазида, рифампицина и пиразинамида или этамбутола) рекомендовано только больным с ограниченными поражениями легких, без бактериовыделения. Необходимость столь интенсивной терапии на первом этапе лечения, помимо высокой эффективности, обусловлена все более частыми случаями лекарственной устойчивости (первичной и вторичной), выявляемой обычно со значительным опозданием. Назначение же одновременно нескольких противотуберкулезных средств позволяет преодолеть возможную лекарственную устойчивость к одному или даже к двум из них. На втором этапе лечения химиотерапию рекомендовано проводить двумя или тремя противотуберкулезными препаратами (предпочтительно с включением изониазида и рифампицина), если отсутствует устойчивость к ним возбудителя.

Продолжительность первого этапа лечения определяется прежде всего длительностью бактериовыделения, но должна быть не менее 2–3 месяцев. Сроки второго этапа химиотерапии остаются спорными, обычно общая продолжительность химиотерапии не должна быть меньше 6–9 месяцев.

Приведенные выше рекомендации ВОЗ легли в основу концепции стандартной терапии больных туберкулезом. В настоящее время подобная концепция стала доминирующей во всем мире. Ее распространению способствовали накопление опыта в условиях строгого и объективного контроля, легкость организации и контроля за стандартной терапией, а также более высокая ее эффективность, мало зависящая от квалификации лечащего врача, полноты и качества проводимых обследований. Важно подчеркнуть, что стандартизация химиотерапии отнюдь не исключает перехода на индивидуальный режим лечения. Подобная необходимость возникает чаще всего при заражении лекарственно устойчивыми формами возбудителя (первичная устойчивость) или при ее развитии в процессе неправильно и нерегулярно проводимой химиотерапии (вторичная устойчивость).

Особенностью современной эпидемиологической ситуации по туберкулезу является резкое возрастание частоты первичной лекарственной устойчивости. Среди факторов, способствующих ее возникновению, на первом месте стоит недисциплинированность и несознательность больных, по разным поводам уклоняющихся от систематического приема противотуберкулезных препаратов. Значительно реже лекарственная устойчивость развивается из–за плохой переносимости отдельных препаратов, заставляющей прерывать их прием или назначать менее действенные режимы лечения. Быстрое нарастание частоты лекарственной устойчивости стало главной причиной недостаточной эффективности современных режимов химиотерапии туберкулеза. По прогнозам ВОЗ, к 2004 г. в мире заболеют бациллярными формами туберкулеза более 12 млн человек, и у 20–30% из них будет иметь место первичная лекарственная устойчивость к обычным противотуберкулезным препаратам.

В этой связи особо остро стоит проблема изыскания новых противотуберкулезных препаратов, обладающих достаточной эффективностью. После нескольких десятилетий затишья наметилось оживление в данном направлении. Удалось расшифровать генетическую основу устойчивости микобактерий к изониазиду, что открыло пути для ее преодоления. Обнаружена группа веществ с выраженной противотуберкулезной активностью (фторхинолоны). Реабилитированы и вновь начали применяться в клинике ранее признанные не столь необходимыми препараты: канамицин, капреомицин, циклосерин и даже ПАСК. Намечено изучение около 50 тысяч соединений, обладающих противотуберкулезными свойствами, и 5 тысяч из них уже испытаны. Однако добиться прорыва в данном направлении пока не удалось, как не приходится говорить и о создании препарата, сопоставимого по своей противотуберкулезной активности с изониазидом или рифампицином.

Завершая обзор современной ситуации с туберкулезом, отмечая ее значительное ухудшение, необходимо подчеркнуть не только необходимость, но и возможность преодоления всех этих неблагоприятных тенденций. Для подобного оптимистического утверждения имеются определенные основания. Так, несмотря на все трудности, еще сохраняется основной костяк противотуберкулезной службы, имеются высокоэффективные средства лечения туберкулеза, разрабатываются новые и совершенствуются существующие методы выявления и профилактики этой инфекции. Однако необходимо помнить, что туберкулез остается не только инфекционным, но и социальным заболеванием. Поэтому преодоление разрастающейся эпидемии непосредственно связано с решением стоящих перед нашей страной политических и экономических проблем, с повышением уровня жизни населения и ростом его санитарной культуры.


Дата публикации: 12.02.2019 2019-02-12

Статья просмотрена: 1118 раз

Ключевые слова: лекарственная устойчивость, туберкулёз, лечение, социальная, проблема.

Туберкулёз — распространённое социально-зависимое инфекционное заболевание, поражающее любые органы и ткани и являющееся одной из главных причин смертности в мире. Каждый год от данной патологии на планете погибает 2 млн. человек, число заболевших увеличивается на 9 млн., в России — на 200 тысяч [5,9].

Возбудителем являются микобактерии туберкулёза, которые широко распространены в окружающей среде [6]. Источник инфекции — больной открытой формой туберкулёза человек или животное. Существует несколько способов передачи: алиментарный, контактный, внутриутробный и аэрогенный, имеющий особое эпидемическое значение [11].

По мнению И. С. Гульберга, доктора медицинских наук, проблема туберкулёза является приоритетной задачей здравоохранения, поскольку отмечается отрицательный патоморфоз: растёт уровень заболеваемости, частота встречаемости острых и антибиотико-резистентных (особенно множественных) форм. Это вызвано социально-экономической и экологической обстановкой, а также рядом отягощающих факторов: возраст, хронические неспецифические заболевания органов дыхания, сахарный диабет, ВИЧ — инфекция, зависимость от алкоголя, пребывание в местах лишения свободы и др. Всё вышеизложенное отягощает течение заболевания, снижает эффективность терапии и значительно повышает смертность [10].

Особенности туберкулёзного процесса определяют сложность лечения. Необходимо сочетать различные лечебные мероприятия, основным из которых является химиотерапия. Лечение строго индивидуализируется с учётом динамики заболевания, лекарственной устойчивости возбудителя, толерантности организма пациента и сопутствующих заболеваний [3].

Отдельного внимания требует феномен лекарственной устойчивости, который открыт в результате лабораторно-клинических исследований. Ввиду данной особенности терапия часто неэффективна [1]. По результатам статистических исследований последних лет выявилась неблагоприятная тенденция увеличения числа впервые выявленных больных с лекарственной устойчивостью МБТ к противотуберкулёзным препаратам [4].

Очень часто туберкулез взаимосвязан с другими патологическими изменениями организма. В. А. Аксёнова утверждает, что распространение ВИЧ-инфекции внесло радикальные изменения в эпидемиологию туберкулёза, который диагностируется в отдельных регионах у 50 % ВИЧ — инфицированных [5].

Пациенты с сахарным диабетом заболевают туберкулёзом в 6 раз чаще, чем здоровые люди, как утверждает М. И. Парельман. В основном, это мужчины 20–40 лет. Возникновению туберкулёза способствуют типичные для диабета нарушения метаболизма и иммунитета [9].

Туберкулёз в сочетании с алкоголизмом — серьёзная медико-социальная проблема. У лиц, страдающих алкоголизмом, туберкулёз встречается в 6 (по некоторым данным в 10–21) раз чаще, чем у остальных. Процессор В. В. Уткина говорит о том, что каждый 3-ий больной туберкулёзом страдал алкоголизмом [12]. Токсически воздействующие алкоголь и продукты его распада, выделяемые через дыхательные пути, нарушают функцию мукоцилиарного аппарата и бронхиальный дренаж. Отмечается угнетающее действие на механизмы защиты лёгких: растворение сурфактанта, снижение функции макрофагов. Подавляется общая реактивность организма, снижается иммунитет, угнетается обмен белков и витаминов. Резистентность организма падает и создаются условия для развития туберкулёза. Такие больные характеризуются массивным бактериовыделением и могут инфицировать до 50 человек в год [8].

Согласно исследованиям А. Е. Рабухина, у пожилых людей, в возрасте от 65 лет, проблема туберкулёза требует особого внимания. Старость характеризуется снижением функциональных и защитных способностей организма и появлением целого ряда факторов риска: снижение иммунитета, тяжёлые хронические заболевания, стрессовые ситуации, длительный приём медикаментов с иммунодепрессивным эффектом. Возникают структурно-функциональные нарушения бронхолёгочной системы, а также инволюативные процессы. Нередко регистрируется рецидив, который характеризуется реверсией L-форм возбудителя, оставшихся в посттуберкулёзных остаточных очагах, в исходный вид с искомой вирулентностью. Лечение требует индивидуализированный подход [7].

Таким образом, данная проблема действительно является актуальной в наши дни. Ведущим направлением в борьбе с туберкулёзом должно быть улучшение социально-экономического положения каждого отдельного члена общества, а также санитарно-просветительная работа среди медицинского персонала. Поскольку туберкулёз относится к контролируемым инфекционным заболеваниям, то своевременное выявление, лечение и профилактика уменьшают его распространение.

  1. Pyle, M. M. Relative numbers of resistant tubercle bacilli in sputa of patients before and during treatment with streptomycin / M. M. Pyle // Proceedings of the Staff Meetings of the Mayo Clinic, 1947, С. 465–473.
  2. Браженко, Н. А. Фтизиопульмонология / Н. А. Браженко, О. Н. Браженко. — М.: Академия, 2006. — 363 с.
  3. Кошекин, В. А. Туберкулёз / В. А. Кошечкин, З. А. Иванова. — М.: ГЭОТАР-МЕДИА, 2007. — 303 с.
  4. Н. Н. Дробот, Н. П. Шевченко, Л. В. Волкова Леарственная устойчивость к противотуберкулёзным препаратам у впервые выявленных больных туберкулёзом лёгких // Материалы IV Ежегодного Всероссийского Конгресса по инфекционным болезням. — М., 2012. — С. 124–125.
  5. Туберкулез у детей и подростков: учебное пособие / под ред. В. А. Аксеновой. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 272 с.
  6. Туберкулёз. Руководство для врачей / под редакцией А. Г. Хоменко. — М.: Медицина, 1996. — 360 с.
  7. Фтизиатрия. Национальное руководство / под ред. М. И. Перельмана. — М.:ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 512 с.
  8. Фтизиатрия: справочник / Король О. И. [и др.]. — СПб.: Питер, 2010. — 352 с.
  9. Фтизиатрия: учебник / М. И. Парельман [и др.]. — М.: Медицина, 2004. — 520 с.
  10. Фтизиатрия: учебник для студентов медицинских вузов и врачей / И. С. Гульсберг [и др.]. — Гродно: Гродненская Типография, 2007. — 246с.
  11. Фтизиопульмонология: учебник / В. Ю. Мишин, Ю. Г. Григорьев, А. В. Митронин. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 504с.
  12. Энтин, Г. М. Лечение алкоголизма. — М.: Медицина, 1990. — 416 с.

Основные факты

  • Туберкулез (ТБ) является одной из 10 ведущих причин смерти в мире.
  • В 2017 году туберкулезом заболели 10 миллионов человек, и 1,6 миллиона человек (в том числе 0,3 миллиона человек с ВИЧ) умерли от этой болезни.
  • Туберкулез ― главная причина смертности ВИЧ-позитивных людей.
  • По оценкам, в 2017 году 1 миллион детей заболели туберкулезом, и 230 000 детей умерли от него (включая детей с ВИЧ-ассоциированным туберкулезом).
  • Туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ) по-прежнему представляет кризис в области общественного здравоохранения. По оценкам ВОЗ, произошло 558 000 новых случаев туберкулеза с устойчивостью к рифампицину ― самому эффективному препарату первой линии, ― из которых в 82% случаев был МЛУ-ТБ.
  • В глобальном масштабе заболеваемость туберкулезом снижается примерно на 2% в год. Для достижения контрольных показателей на 2020 г., предусмотренных Стратегией по ликвидации туберкулеза, эти темпы снижения необходимо ускорить до 4–5% в год.
  • По оценкам, за период с 2000 по 2017 г. благодаря диагностике и лечению туберкулеза было спасено 54 миллиона человеческих жизней.
  • Одна из задач в области здравоохранения в рамках Целей в области устойчивого развития заключается в том, чтобы к 2030 году покончить с эпидемией туберкулеза.

Туберкулез распространяется от человека человеку по воздуху. При кашле, чихании или отхаркивании люди с легочным туберкулезом выделяют в воздух бактерии туберкулеза. Для инфицирования человеку достаточно вдохнуть лишь незначительное количество таких бактерий.

Около одной четверти населения мира имеют латентный туберкулез. Это означает, что люди инфицированы бактериями туберкулеза, но (пока еще) не заболели этой болезнью и не могут ее передавать.

Риск того, что люди, инфицированные туберкулезными бактериями, на протяжении своей жизни заболеют туберкулезом, составляет 5-15%. Однако люди с ослабленной иммунной системой, такие как люди с ВИЧ, недостаточностью питания или диабетом или люди, употребляющие табак, подвергаются гораздо более высокому риску заболевания.

Когда у человека развивается активная форма туберкулеза, симптомы (кашель, лихорадка, ночной пот, потеря веса и др.) могут быть умеренными в течение многих месяцев. Это может приводить к запоздалому обращению за медицинской помощью и передаче бактерий другим людям. За год человек, больной туберкулезом, может инфицировать до 10–15 других людей, с которыми он имеет тесные контакты. Без надлежащего лечения в среднем 45% ВИЧ-негативных людей с туберкулезом и почти все ВИЧ-позитивные люди с туберкулезом умрут.

Кто подвергается наибольшему риску?

Туберкулез поражает преимущественно взрослых людей в их самые продуктивные годы. Однако риску подвергаются все возрастные группы. Более 95% случаев заболевания и смерти происходит в развивающихся странах.

У людей, инфицированных ВИЧ, вероятность развития активной формы туберкулеза возрастает в 20–30 раз (см. раздел о Туберкулезе и ВИЧ). Более высокому риску развития активного туберкулеза подвергаются также люди, страдающие от других нарушений здоровья, ослабляющих иммунную систему.

В 2017 году 1 миллион детей (0–14 лет) заболели туберкулезом и 230 000 детей (включая детей с ВИЧ-ассоциированным туберкулезом) умерли от этой болезни.

Употребление табака значительно повышает риск заболевания туберкулезом и смерти от него. 7,9% случаев заболевания туберкулезом в мире связано с курением.

Глобальное распространение туберкулеза

Туберкулез присутствует везде в мире. В 2017 году наибольшее число новых случаев заболевания туберкулезом имело место в регионах Юго-Восточной Азии и Западной части Тихого океана, на которые пришлось 62% новых случаев. Далее следует Африканский регион, где было зарегистрировано 25% новых случаев.

В 2017 г. 87% новых случаев заболевания туберкулезом имело место в 30 странах с тяжелым бременем туберкулеза. На долю восьми стран – Индии, Китая, Индонезии, Филиппин, Пакистана, Нигерии, Бангладеш и Южной Африки – пришлось две трети новых случаев заболевания туберкулезом.

Симптомы и диагностирование

Общими симптомами активного легочного туберкулеза являются кашель иногда с мокротой и кровью, боль в груди, слабость, потеря веса, лихорадка и ночной пот. Для диагностирования туберкулеза многие страны до сих пор полагаются на давно используемый метод, называемый микроскопией мазка мокроты. Специально подготовленные лаборанты исследуют мазки мокроты под микроскопом с целью обнаружения туберкулезных бактерий. Микроскопия позволяет выявить лишь половину случаев туберкулеза и не позволяет обнаруживать устойчивость к лекарственным препаратам.

Использование экспресс-теста Xpert MTB/RIF® широко распространяется начиная с 2010 года, когда ВОЗ впервые рекомендовала его применение. При помощи теста одновременно выявляются туберкулез и устойчивость к рифампицину — наиболее важному противотуберкулезному препарату. Диагноз может быть поставлен в течение двух часов, и в настоящее время этот тест рекомендуется ВОЗ в качестве первоначального диагностического теста для всех людей с признаками и симптомами туберкулеза.

Диагностирование туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью(МЛУ-ТБ) и туберкулеза с широкой лекарственной устойчивостью (см. ниже раздел о туберкулезе с множественной лекарственной устойчивостью), а также ВИЧ-ассоциированного туберкулеза может быть сложным и дорогостоящим. В 2016 году ВОЗ было рекомендовано четыре новых диагностических теста — молекулярный экспресс-тест для выявления туберкулеза в периферийных медицинских учреждениях, где нет возможности для проведения теста Xpert MTB/RIF, и три теста для обнаружения устойчивости к противотуберкулезным средствам первой и второй линии.

Особенно сложно диагностировать туберкулез у детей, и единственным широко доступным тестом, помогающим обнаруживать у них болезнь, пока что является Xpert MTB/RIF.

Лечение

Туберкулез можно лечить и излечивать. В случае активной, чувствительной к лекарствам формы болезни проводится стандартный шестимесячный курс лечения четырьмя противомикробными препаратами при обеспечении пациента информацией, наблюдением и поддержкой со стороны работника здравоохранения или прошедшего специальную подготовку добровольного помощника. Без такого наблюдения и поддержки могут возникать сложности в соблюдении медицинских предписаний в отношении лечения, и болезнь может распространяться дальше. Подавляющее большинство случаев туберкулеза можно излечивать при условии надлежащего обеспечения и приема лекарств.

По оценкам, 54 миллионов человеческих жизней было спасено с 2000 по 2017 год благодаря диагностике и лечению туберкулеза.

Туберкулез и ВИЧ

Вероятность того, что у людей, живущих с ВИЧ, разовьется активная форма туберкулеза, в 20–30 раз превышает аналогичный показатель среди людей, неинфицированных ВИЧ.

ВИЧ и туберкулез представляют собой смертельное сочетание и ускоряют развитие друг друга. В 2017 году от ВИЧ-ассоциированного туберкулеза умерли около 0,3 миллиона человек. По оценкам, в 2017 году произошло 0,9 миллиона новых случаев заболевания туберкулезом среди ВИЧ-позитивных людей, 72% которых имели место в Африке.

Для снижения смертности ВОЗ рекомендует применять 12-компонентный подход к обеспечению комплексных услуг в отношении двойной инфекции ТБ-ВИЧ, включая действия по профилактике и лечения инфекции и болезни.

Туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью

Противотуберкулезные средства используются на протяжении целого ряда десятилетий. В каждой стране, где проводятся исследования, зарегистрированы штаммы, устойчивые к одному или нескольким препаратам. Лекарственная устойчивость возникает при ненадлежащем применении противотуберкулезных препаратов, их неправильном назначении поставщиками медико-санитарной помощи, плохом качестве лекарств или преждевременном прекращении лечения пациентами.

Туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ) — форма туберкулеза, вызываемая бактерией, не реагирующей по меньшей мере, на изониазид и рифампицин, два самых мощных противотуберкулезных препарата первой линии. МЛУ-ТБ можно лечить и излечивать, используя препараты второй линии. Однако такие варианты лечения ограничены и требуют проведения экстенсивной химиотерапии (лечения длительностью до двух лет) препаратами, которые отличаются высокой стоимостью и токсичностью.

В некоторых случаях может развиваться более серьезная лекарственная устойчивость. Туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ-ТБ) является более тяжелой формой МЛУ-ТБ, вызываемой бактериями, не реагирующими на самые эффективные противотуберкулезные препараты второй линии, при которой у пациентов нередко не остается никаких дальнейших вариантов лечения.

В 2017 г. МЛУ-ТБ остается кризисом и угрозой для безопасности в области общественного здравоохранения. По оценкам ВОЗ, произошло 558 000 новых случаев ТБ с устойчивостью к рифампицину ― самому эффективному препарату первой линии, ― из которых в 82% случаев был МЛУ-ТБ. Наибольшим бременем проблема МЛУ-ТБ ложится на три страны — Индию, Китай и Российскую Федерацию, — на долю которых в совокупности приходится почти половина всех случаев в мире. В 2017 году примерно у 8,5% пациентов с МЛУ-ТБ был ШЛУ-ТБ.

В настоящее время во всем мире успех лечения МЛУ-ТБ достигается у 55% пациентов. В 2016 году ВОЗ одобрила использование короткой стандартизированной схемы лечения для пациентов с МЛУ-ТБ, которые не инфицированы штаммами, устойчивыми к противотуберкулезным препаратам второй линии. Лечение проводится в течение 9–12 месяцев и стоит гораздо меньше традиционного курса, который может продолжаться до двух лет. Однако пациенты со ШЛУ-ТБ или устойчивостью к противотуберкулезным препаратам второй линии не могут использовать данную схему и нуждаются в более длительных курсах лечения ШЛУ-ТБ, которые могут дополнительно включать прием одного из новых препаратов (бедаквилина и деламанида).

В июле 2018 г. независимая группа экспертов, созванная ВОЗ, проанализировала последние фактические данные о лечении лекарственно-устойчивого ТБ. ВОЗ выпустила оперативное сообщение об основных изменениях в рекомендациях по лечению ТБ с множественной лекарственной устойчивостью, за которым в конце этого года последует выпуск обновленных и обобщенных руководящих принципов.

В 2016 г. ВОЗ также одобрила диагностический экспресс-тест для оперативного выявления таких пациентов. Шестьдесят две страны приступили к использованию ускоренных схем лечения МЛУ-ТБ. К концу 2017 г. 62 страны сообщили о том, что в целях повышения эффективности курсов лечения МЛУ-ТБ начали применять бедаквилин, и 42 страны – деламанид.

Деятельность ВОЗ

В борьбе с туберкулезом ВОЗ выполняет шесть основных функций:

1. обеспечение глобального лидерства по вопросам критической важности в области ТБ;

2. разработка основанных на фактических данных мер политики, стратегий и стандартов в области профилактики, лечения этой болезни и борьбы с ней и мониторинг их осуществления;

3. обеспечение технической поддержки государствам-членам, ускорение изменений и создание устойчивого потенциала;

4. мониторинг глобальной ситуации в области ТБ и измерение прогресса в области лечения ТБ, борьбы с ним и финансирования;

5. формирование программы научных исследований в области ТБ и содействие получению, интерпретации и распространению ценных данных;

6. содействие формированию партнерств в области ТБ и участие в них.

Стратегия ВОЗ по ликвидации туберкулеза, принятая Всемирной ассамблеей здравоохранения в мае 2014 года, представляет собой концепцию, позволяющую странам положить конец эпидемии туберкулеза, снижая заболеваемость туберкулеза и смертность от него, а также значительно сокращая катастрофические расходы. Она включает в себя целевые показатели глобального масштаба по сокращению смертности от туберкулеза на 90% и уменьшению числа новых случаев заболевания на 80% за период с 2015 по 2030 год, а также по обеспечению того, чтобы ни одна семья не несла разорительных расходов в связи с туберкулезом.

Одна из задач в области здравоохранения в рамках Целей в области устойчивого развития заключается в том, чтобы к 2030 году покончить с эпидемией туберкулеза. Не ограничиваясь этим, ВОЗ поставила задачу к 2035 году добиться снижения смертности от туберкулеза на 95% и снижения заболеваемости туберкулезом на 90%, что соответствует положению в странах с низкой заболеваемостью туберкулезом на сегодняшний день.

В Стратегии сформулированы три основных компонента, необходимых для эффективной борьбы с эпидемией:

Компонент 1 - комплексные лечение и профилактика, ориентированные на пациента

Компонент 2 - энергичная политика и поддерживающие системы

Компонент 3 - интенсификация исследований и инноваций.

Успех Стратегии будет зависеть от соблюдения странами при осуществлении мероприятий, входящих в каждый компонент, следующих четырех основных принципов:

  • стратегическое руководство и ответственность со стороны государства, проведение мониторинга и оценки;
  • тесное сотрудничество с организациями гражданского общества и местным населением;
  • защита и соблюдение прав человека, этических норм и принципов справедливости;
  • адаптация стратегии и задач на страновом уровне при глобальном сотрудничестве.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.