Можно ли строить на месте туберкулезного диспансера

8 декабря 2017 г. 82 комментария около 11 минут на чтение



Пандемия коронавируса в мире изменила планы путешественника.


Одноклассники издевались над девочкой несколько лет.

Какие меры были предприняты в отношении прибывших туристов.

Репортаж из медицинского учреждения.

Мы спросили прохожих об их мнении по поводу резонансного медицинского объекта. Довольно скоро предположения подтвердились: против стройки выступает очень много людей, кто-то из них даже готов бороться, чтобы дело не дошло до реализации.


Людмила Николаевна

— Не надо нам, не надо! — возмутилась местная жительница Людмила Николаевна, — там же есть стационар. Он как стоял, так и стоит, а такой большой больницы нам не надо. Естественно, там все еще и гуляют. Нам не хотелось бы. Все против. А там еще жилой комплекс строят!

— Я сам не слышал про эти планы, — вторил ей житель Синюшиной горы Евгений. — Но не надо его там. Даже не знаю, если построят, чего будет-то. Там же с детьми гуляют…


Евгений

— Это нежелательно, потому что надо такое выносить подальше. Вот тогда строили от города подальше, пусть и теперь строят где-нибудь в стороне. Тогда никто и ничего не сказал бы против, — заметила пенсионерка Людмила Федоровна.

Выяснилось, что многие из опрошенных и вовсе ничего не слышали о планах возведения туберкулезной больницы. Однако реакция на эту новость была схожей с мнением негодующего большинства.

— Да вы что, серьезно? — удивилась Екатерина. — Я только слышала, что там есть что-то в роще, и там кто-то долечивается. А что еще будут что-то строить, только сейчас узнала. Не знаю, мне не нравится…

— Все равно ведь где-то надо это строить, — заметила Елена Владимировна, направлявшаяся в торговый центр со своим сыном. — Понятно, что люди там будут лечиться безнадежные, сложные, но тем не менее лечить-то людей надо. Чем это нам грозит? Вроде ничем…


Елена Владимировна

Нечего беспокоиться?

Необходимость строительства современных туберкулезных учреждений в Иркутской области оспаривать сложно. Регион в 2016 году занял 79 место в России по уровню заболеваемости туберкулезом — 108,4 случая на 100 тысяч человек, что в два раза выше, чем в среднем по РФ (53,3 на 100 тысяч). Показатель уровня смертности тоже неутешительный — 20,4 на 100 тысяч (по России — 7,8 на 100 тысяч).

На территории региона находится 24 туберкулезных стационара, однако материально-техническая база большинства их них оставляет желать лучшего. В Иркутске, Ангарске, Усолье-Сибирском, Братске и Черемхово отмечается дефицит противотуберкулезных коек.


Во время встречи с жителями микрорайона, которая состоялась в ноябре 2017 года, чиновники министерства здравоохранения убеждали граждан, что расположение объекта в роще полностью соответствует всем действующим нормативам, а новая стройка не выйдет за границы существующего санатория. По мнению главного специалиста-фтизиатра региона Елены Зоркальцевой, будущая больница станет безопасной для проживающих в микрорайоне людей.

— Здание будет закрытого типа, пациенты не будут выходить за пределы стационара. Сейчас есть стационар на улице Терешковой, там также на расстоянии 100 метров стоят жилые дома, причем эти дома построили, когда там уже стояла туберкулезная больница. В Москве и других крупных городах в черте города находятся туберкулезные больницы. Современные инженерные возможности позволяют решать вопрос грамотно и эффективно, — заверила она.

Чиновники минздрава обращают внимание на то, что на площадке, где хотят строить, уже многие десятилетия находился санаторий для туберкулезных больных, куда ходили и ходят пациенты и их родственники. Более того, около года санаторий является полноценным отделением областной туберкулезной больницы — никто не протестовал.

Об опасностях

По словам депутата Законодательного собрания Иркутской области от этого округа Андрея Лабыгина, люди протестуют в основном по двум причинам. Первая — их волнует будущее рощи, в которой расположится диспансер. Пусть выбранный участок соответствует нормам, но сама роща — любимое место прогулок здешних жителей с детьми.


Стройка жилого комплекса

Вопрос такого тесного контакта важен, поскольку наиболее распространенный способ заражения туберкулезной палочкой — воздушно-капельный. Возбудитель может проникнуть в организм человека при прикосновении, с едой, при чихании или разговоре с зараженным на расстоянии до 1,5 метра. Опасно и продолжительное нахождение с зараженным в одном помещении и использование одних бытовых предметов.

Палочка может также существовать отдельно от человеческого организма многие годы, что тоже таит в себе опасность. Например, многие иркутяне могли видеть заброшенный дом в Кайской роще у дороги по пути на Синюшину гору. Это законсервированное здание недостроенного детского сада. По словам Андрея Лабыгина, ранее поднимался вопрос о завершении и открытии детсада, однако сделать это оказалось невозможно — когда-то на его месте находилось отделение туберкулезного учреждения, поэтому, согласно действующим нормам, учреждение дошкольного образования там достраивать нельзя.




Что же до доводов минздрава о безопасности будущего диспансера, то некоторые из них можно подвергнуть критике. Например, замечание о безопасном сосуществовании больницы с жилым микрорайоном на примере ныне действующих корпусов (филиал № 3).


Санаторий для больных туберкулезом

— Плюс ко всему это будет учреждение не закрытого типа, у нас нет таких вообще. Поэтому больные будут выходить, как сейчас на Терешковой, — заметил депутат.

Таким образом, без судебного решения любой больной с открытой формой туберкулеза имеет право выйти и передвигаться за пределами диспансера. Это, в свою очередь, пугает жильцов близлежащих домов.




— Я разговаривал с жителями домов на Терешковой (на улице Терешковой, 59 находится главное здание областной туберкулезной больницы. — Прим. ред.) Они боятся не только за свое здоровье, но и за бардак, который творится, потому что все-таки контингент туберкулезных больных своеобразный, большой процент асоциальных граждан, во дворах шприцы, ходят подозрительные люди. Понятно, что горожане переживают за своих детей.

Подписи против бюрократии

— Когда жители Синюшиной горы узнали, что будет строительство корпуса, они обратились ко мне, сказали: Андрей Николаевич, мы против. У меня на руках есть подписанное обращение. Когда я предложил собирать подписи, я же не знал, сколько людей откликнется. Только за неделю собрали 5106 подписей, это 15 % населения микрорайона. С этим надо считаться. Мы в Сибири живем, неужели нам негде возвести здание? Места же много.

По его словам, горожане хорошо понимают: проблему больных туберкулезом надо решать. Однако они настаивают именно на том, что строить больницу нужно в другом месте.


При этом с вопросом возведения диспансера нужно окончательно определиться как можно скорее, считает Андрей Лабыгин. Пока объект находится только на стадии проектирования, у областного правительства есть возможность избежать лишних трат.

Автор фото — Зарина Весна

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Аукцион объявило управление капитального строительства Саратовской области. В новом медучреждении должно разместиться 700 круглосуточных коек, 50 мест для дневного пребывания, 10 коек реанимации и интенсивной терапии и диспансерное отделение на 300 посещений в смену.

Параметры гигантского центра, в который будут привозить больных со всей области, подробно указаны в предыдущей новости. Отметим лишь, что кроме людей с туберкулезом здесь будут лечить и ВИЧ-инфицированных, для которых предусмотрено отделение на 100 мест. По условиям техзадания, площадь медкорпуса составит около 50 тысяч кв. метров. Для размещения этого мегацентра необходимо около 14 га земли.

И эти гектары уже найдены! Участок с кадастровым номером 64:32:051501:568 еще в июле был передан в безвозмездное пользование областному управлению капитального строительства от Соколовского муниципального образования Саратовского района. Но где расположена эта земля? Участок 64:32:051501:568 площадью 14,1 гектара простирается вдоль трассы Р-234 и дислоцируется впритык к огромному дачному массиву между Поливановкой, поселками Жасминный и Соколовый (так называемая Золотая долина). Да и сам Жасминный от него буквально через дорогу.


Счет исполнения этого замысла идет буквально на дни: подрядчик должен быть определен к 13 сентября. А готовый проект победитель конкурсного отбора должен представить в управление капстроительства не позднее 25 декабря этого года.

Никто не обсуждал с ними эту, мягко говоря, специфическую ситуацию, когда неподалеку от жилого массива будут одномоментно лечиться 700 человек, больных опасным недугом. Причем седьмая часть этой армии будет иметь еще и диагноз ВИЧ. Так неужели нельзя было найти другое место, чтобы очень нужное учреждение не располагалось в столь тесном соседстве с жилым массивом?

И нужно ли извещать местных жителей, учитывать их мнение, вести, говоря казенным языком, разъяснительную работу? Об этом мы спросили самых разных людей и специалистов.

— А сейчас где находится противотуберкулезный диспансер? В центре, прямо в жилом массиве. Его пациенты ходят в магазины, ездят в общественном транспорте, то это не значит, что они при этом кого-то заражают. Не нужно путать туберкулез с гриппом, когда чихнул, и от тебя вирусы летят на несколько метров во все стороны. Чтобы заразиться даже при открытой форме, нужно с этим человеком иметь постоянный бытовой контакт, общую посуду, предметы гигиены. Нужно ли такие стройки предварительно обсуждать с населением? Я как-то не в курсе законодательства о публичных слушаниях, поэтому ничего сказать не могу.

Николай Бондаренко, депутат облдумы, член КПРФ:

— Уверен, что это нужно обсуждать на публичных слушаниях. Даже строительство жилых домов выносится на обсуждение, людей хотя бы информируют о проектах, а здесь речь о стационаре на 700 коек, да еще с не простой, а социально-опасной инфекцией. И вдруг все узнали об этом чисто случайно!

Светлана Иванова, дачница:

— Это настоящая бомба для дачников! Узнали обо всем из СМИ, до этого администрация Сокола нам говорила, что здесь будет коттеджный поселок. Конечно, нас очень тревожит возможность свободного перемещения больных за пределами диспансера. Мы обустроили пруды, в которых купаются и взрослые, и дети. Получается, пациенты с открытой формой туберкулеза будут приходить к нам на пляж? И вич-инфицированные тоже? Нам говорят, что такие больные и сейчас свободно ходят по городу. Согласна, но в большом городе ты с ними можешь и не столкнуться. А здесь сразу 700 заразных граждан! Слишком много для зоны отдыха, вам не кажется? Мы построили здесь дом, живем круглогодично с двумя маленькими детьми и бежать нам некуда. А после известия о строительстве тубдиспансера и продать участок не сможем. Власти разом сделали тысячи жителей Жасминки и Золотой долины нищими, по сути, лишив нас недвижимости. Да, в нашем районе нет шикарных особняков, владельцы дач, в основном, пенсионеры. Уверена, что место специально подбиралось такое, чтобы местные жители не протестовали. В Усть-Курдюме тоже шикарный воздух и земли пустой много, но там, почему-то, никто опасный объект не захотел построить.

Ольга Алимова, депутат Госдумы:

— У меня, вообще, отношение двойственное. Это очень нужный объект, с одной стороны. Сейчас стационарные койки для страдающих этим недугом разбросаны по городу, а когда все будет в одном месте, лучше будет и помощь, и контактов между здоровыми и больными будет меньше. Койки, к сожалению, пустовать не будут, потому что доходы населения, работа на износ, чтобы как-то прожить, — все это заставляет наших граждан махнуть рукой на свое здоровье. Но если диспансер так сильно нужен больным, это не значит, что со здоровыми считаться не обязательно. Диалог с людьми должен быть непременно, на мой взгляд. И подход к выбору места должен быть таким, чтобы больные в массовой концентрации не находились бок о бок с жилыми массивами. Кроме того, по моим представлениям должны и какие-то меры быть, чтобы в острой форме больные не покидали территорию, — охрана или что-то еще.

— Новое место для диспансера было выбрано корректно, с соблюдением всех норм и правил. Были учтены требования по размещению объекта, расстоянию от дорог и жилых массивов. Больным туберкулезом нужен свежий чистый воздух, покой, комфортные условия, и стационар за городом, в зеленой зоне – это очень хорошо. Что касается охраны, каких-то мер изоляции, то хочу напомнить, что лечение от туберкулеза ни в коем случае не принудительное, больной дает расписку в том, что идет на лечение добровольно. И как-то ограничивать его передвижения мы не имеем никакого права – запирать в палатах, выставлять охрану или делать что-то подобное. Что касается слухов о том, что якобы в стационар будут привозить пациентов из других регионов – это совершенно не так. Сейчас в области свыше 1 тысячи коек нашего профиля, когда откроется новый стационар, мы его загрузим собственными силами. Я не считаю, что публичные слушания, какое-то обсуждение с населением в данном случае необходимо. Если закон соблюден, то что тут обсуждать?

Татьяна Топилина, председатель комиссии по здравоохранению Областной общественной палаты:

— По моему личному мнению, это очень актуальный вопрос. Было бы хорошо, если на площадке Общественной палаты встретятся власти, медицинские работники и представители населения. Такая встреча была бы полезна, в том числе, чтобы не возникали страхи на пустом месте. Будет ли такая встреча, я сказать сейчас не могу, мы все вопросы обсуждаем с председателем палаты, на следующей неделе он выйдет из отпуска.

— Диспансер в таком виде, как описано в проекте, необходим региону. Вынос его за пределы города – очень разумная и правильная история. В то же время для жителей поселка Жасминный, а также дачников, это совсем не желанное соседство. И это тоже нужно понимать. На мой взгляд, власти в таких случаях обязательно должны вступать в диалог с населением. Даже если соблюдены какие-то ведомственные инструкции и все сделано правильно – от людей отмахиваться нельзя. Сегодня такое время, когда игнорировать мнение народа, а тем более ломать кого-то через колено крайне опасно. На мой взгляд, нужно вступить в диалог, выяснить насущные нужды и проблемы жителей, решить для них вопросы – с водой, к примеру, с дорогами, чтобы сгладить ситуацию.

Идея построить новый туберкулезный диспансер подальше от жилых домов была высказана спикером ГД Вячеславом Володиным в начале этого лета в ходе одного из визитов в Саратов. Судя по всему и место присмотрено было тогда же. Хотя убрав больницу из центра города, ее поместили впритык к частным домам и дачам.

Согласно письму Роспотребнадзора от 9 ноября 2005 года N 0100/9705-05-27, противотуберкулезные больницы мощностью свыше 1000 коек располагают в пригородной зоне или в зеленых массивах на расстоянии не менее 500 метров от территории жилой застройки. При размещении новых туберкулезных стационаров мощностью менее 1000 коек и диспансеров, размер санитарно-защитной зоны определяется Роспотребнадзором в каждом конкретном случае, с учетом планировки и застройки городских, поселковых и сельских населенных пунктов.

В случае нового саратовского тубдиспансера, расстояние от жилых домов до ограды будущего лечебного заведения составит не больше 100 метров. Вынос за город – тоже очень условный, Саратов здесь буквально через дорогу. Да и вопрос – согласовывал ли Роспотребнадзор этот проект?

Из открытых источников можно узнать, что открытая форма туберкулеза – самая опасная для окружающих. Ею легко можно заразиться воздушно-капельным путем – при чихании или кашле больного мокрота с палочками Коха может распространяться на несколько метров. Можно заразиться и в том случае, если микобактерии осели на землю и превратились в пыль. При сильных порывах ветра да и просто ходьбе, микрочастицы, содержащие туберкулезные бактерии, поднимаются вверх, проникая в лёгкие и заражая здоровых людей. При этом микробы являются жизнеспособными около 3-х недель.


Пламенные споры разгорелись во время обсуждений строительства туберкулезной больницы в микрорайоне Синюшина Гора в Иркутске. Депутаты, общественники и министры в очередной раз коснулись актуальной темы во время заседания комитета по здравоохранению и социальной защите. Последний раз такое активное обсуждение строительства тубдиспансера было весной-летом прошлого года, когда экс-депутат областного парламента Андрей Лабыгин и бывший заместитель председателя правительства Виктор Кондрашов сошлись в словесной перепалке. В этот раз вопрос строительства вызвал еще больше обсуждений. Общественники Синюшиной Горы настаивают, что необходимо выбрать другое место для возведения туберкулезной больницы, а министр по здравоохранению Иркутской области Олег Ярошенко утверждает, что диспансер значительно поможет изменить ситуацию со смертельной болезнью в регионе в лучшую сторону. Об этом сообщает корр. ИА IrkutskMedia.

Общественные слушания по вопросу строительства туберкулезной больницы на улице Рябикова в Иркутске были проведены в ноябре 2018 года. По данным городской администрации, которая является организатором слушаний, участие в них приняли 569 человек, 453 проголосовали в поддержку строительства. В соответствии с процедурой были выбраны 12 представителей общественности, которые должны подписать протокол после проведения слушаний, однако 5 человек отказываются подписывать документ. Председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Александр Гаськов сказал, что без протокола общественных слушаний не может быть проведена экологическая экспертиза, и добавил, что представители городской администрации также не собираются подписывать документ.

В данный момент минстрой и ОГКУ "Управление капитального строительства (УКС) Иркутской области" проводят подготовительные работы для строительства тубдиспансера. Директор УКС Евгений Харитонов сообщил, что некоторые из общественников саботируют процесс подписания протокола, а следовательно и строительства больницы.

"Проект идет очень тяжело. Объект непростой как в техническом, так и в политическом смысле. Общественные слушания состоялись 2 ноября 2018 года. Часть представителей общественности, которые вызвались подписать протокол, саботируют этот процесс. При чем они могут написать отказ от подписи, но не собираются этого делать. На данный момент нет подписей пяти человек. Мы делаем все возможно, чтобы в ближайшие дни подписать этот протокол и начать проходить экологическую экспертизу", — уточнил Евгений Харитонов.

По информации представителей министерства здравоохранения региона, в области сохраняется неблагоприятная эпидемиологическая обстановка по заболеванию туберкулезом, а строительство нового корпуса на 600 коек помогло бы в решении этой проблемы. Новое здание будет построено на месте имеющегося тубдиспансера, который расположен в восьми одноэтажных деревянных домах 1938-1940 годов постройки. В проекте предусмотрена полная изоляция больных до полного излечения, установка приточно-вытяжной вентиляции с функцией обеззараживания выбросов в атмосферу. Проект полностью соответствует градостроительным и санитарно-противоэпидемическим требованиям.

Несмотря на это, местные жители опасаются туберкулезной больницы, неподалеку от которой гуляют их дети. По их словам, они крайне обеспокоены тем, что люди с социально-опасной болезнью будут находится в непосредственной близости к жилой застройке. Однако на территории Иркутска больше нет подходящих земельных территорий, на которых можно было бы построить туберкулезную больницу.

"Эпидемия туберкулеза, которая 15 лет сотрясала Иркутскую область, последние три-четыре года обуздана и вошла в управляемое русло. Мы поступательно снижаем заболеваемость, смертность и распространенность заболевания. Однако сейчас мы подошли к той черти, когда без прироста коечного фонда, это дефицит составляет 1,1 тысячи коек, мы не сможем снизить ни заболеваемость, не смертность, а они по-прежнему в несколько раз превышают среднероссийские показатели. К тому же тубдиспансер — это не санаторий. Больные находятся в строго изолированном положении в закрытом учреждении. А прогуливаться по территории они смогут только в момент, когда уже не буду представлять угрозу обществу", — рассказал Олег Ярошенко.

Напомним, что жители микрорайона Синюшина гора в Иркутске направили в областной парламент обращение с требованием к региональному минздраву найти другую площадку для строительства туберкулезной больницы. Под обращением поставили свои подписи 15 тысяч человек. Жители микрорайона возражают против строительства учреждения, где будут проходить лечение пациенты с социально-опасным заболеванием, вблизи плотной жилой застройки.

Казанцы возмущены плачевным состоянием 114-летнего здания противотуберкулезного диспансера, ставшего настоящим позором татарстанского медкластера

К диагностическому отделению противотуберкулезного диспансера подошел мужчина, с сомнением окидывая здание взглядом. В нерешительности, увидев проходящего медика в белом халате, спросил, как пройти на флюорографию.

— Все правильно, сюда, — показал дорогу к кабинету сотрудник учреждения.

Сомнения посетителя вполне понятны. В центре Казани, на углу улиц Шаляпина и Спартаковской, рядом с современным корпусом детского диспансера, располагаются диспансер для взрослых и два строения отделения диагностики РКПД. Назвать эти здания старыми — ничего не сказать. Ощущение, что штукатурка у каменной двухэтажки, с какими-то разводами и потеками, облупилась еще в прошлом веке.

Но первым делом посетителям нужно пройти к регистратуре, которая разместилась в соседнем деревянном доме, который настолько осел со временем, что по окна ушел в землю. И это неудивительно — дом 1905 года постройки, то есть ему уже 114 лет. Причем говорить о том, что он хорошо сохранился, не приходится.

К обшивке здания так давно не прикасалась кисть маляра, что дверь и тамбур главного входа внешне напоминают сарай или ветхий заброшенный дом. Корпус диспансера для взрослых в подобном же удручающем состоянии: ободранные стены с огромными трещинами.


Первым делом посетителям нужно пройти к регистратуре, которая разместилась в деревянном здании с окнами прямо над землей

В республиканский диспансер на обследование приходят как взрослые, так и дети по направлению от участковых врачей. Казанцы и татарстанцы приезжают сюда, чтобы пройти флюорографию и рентген по медкомиссии для трудоустройства. Но плачевные условия клиники с порога шокируют посетителей:

— Приходишь провериться на туберкулез, а тут такое, что боишься заразиться им! — в сердцах посетовал один мужчина.

— Не во всех поликлиниках есть рентген-кабинет. Отправляем дочь в лагерь, ей нужно пройти обследование. Была тут лет 15 назад. Иду и думаю: «Не может быть, чтобы здесь. Надпись стертая — наверное, уже не действующее здание. Оказалось, здесь. Я в шоке, за столько лет ничего не поменялось для людей: сюда идут дети, пенсионеры, даже инвалид пришел, — разводит руками обескураженная Эльвира Хайруллина.

Каждый год обещают новые корпуса

Сотрудники противотуберкулезного диспансера не припомнят, когда корпуса ремонтировали. Нет, конечно, если ступеньки заваливаются или дверь, перекосившись, свешивается с петель, их поправляют. Внутри аккуратно убрано, но косметического ремонта стены как снаружи, так и в помещениях, не видели давно.


В республиканский диспансер на обследование приходят взрослые и дети по направлению от участковых врачей, казанцы и жители Татарстана обращаются за флюорографией и рентгеном, в том числе чтобы пройти медкомиссию для трудоустройства

— У нас тепло, крыша есть, техника обновляется, диспансер проходит все проверки. Но пациенты и посетители удивляются, у них возникает диссонанс. Живем в XXI веке, столько понастроили современных зданий. А тут в центре Казани у учреждения здравоохранения, в котором работают хорошие специалисты на новой аппаратуре, такой неприглядный, запущенный вид. Хочется, чтобы было комфортно нам и пациентам. Непонятно, почему такое отношение, — удивляется один из сотрудников учреждения, и другие соглашаются с ним.

Диспансер с ветхими отделениями, продвинутой диагностикой и научными разработками

Республиканский клинический противотуберкулезный диспансер (РКПД) Минздрава РТ координирует действия различных ведомств по профилактике и борьбе с туберкулезом, оказывает помощь больным туберкулезом, а также является методическим центром в республике по фтизиатрии и пульмонологии. В состав РКПД входят Альметьевский, Бугульминский, Зеленодольский, Лениногорский, Набережночелнинский, Нижнекамский диспансеры, Казанская туберкулезная больница (пос. санатория Каменка), детский туберкулезный санаторий.


Двухэтажное деревянное здание на Спартаковской, 115 — 1905 года постройки

Ежегодно в республике заболевает туберкулезом в среднем 1,2 тысячи человек. В 2018 году активная форма этого заболевания была обнаружена у 2 тысяч человек. Показатель распространенности — 62,3 случая на 100 тыс. населения. На 1 января 2019 года смертность составила 2,9 случая на 100 тыс. населения.

Не в том месте не в то время


В Иркутске планируют построить новый корпус туберкулезного диспансера. Он будет располагаться на том же месте, где когда-то, десятки лет назад, уже было построено подобное учреждение — на окраине микрорайона Синюшина гора. Часть местных жителей активно выступает против строительства. Во-первых, жалко деревья — ими заросла территория старого санатория, без их спиливания новая стройка не начнется. Во-вторых, люди не желают малоприятного соседства, несмотря на заверения медиков в безопасности учреждения для окружающих. Жители осознают, что Иркутск по-прежнему остается в списке наиболее неблагополучных территорий по заболеваемости туберкулезом, но настаивают: власть имущие должны рассмотреть возможность строительства на другой площадке, в менее заселенной местности.

Позиция за

Представители врачебной общественности имеют свои аргументы относительно необходимости строительства противотуберкулезного учреждения.

Главный врач Иркутской областной клинической туберкулезной больницы Михаил Кощеев подчеркивает, что диспансер позволит радикально решить вопрос с оказанием качественной медицинской помощи. В частности, наконец госпитализировать пациентов, которые сегодня проживают в Иркутске, но постоянно находиться в специализированном медучреждении не имеют возможности.

Дело в том, что в нулевых годах количество коек для лечения сократилось, два филиала объединили в один. На сегодняшний день обеспеченность койко-местами на 30-40% меньше потребности. При этом заболеваемость туберкулезом в Приангарье еще несколько лет назад в два раза превышала средний показатель по стране, а смертность — в три раза.

Что же касается безопасности учреждения для окружающих, то, по информации компании-проектировщика, вентиляционная система здания будет дополнительно оборудована системами обеззараживания и фильтрации. Это же касается и канализационных стоков. Кроме того, вокруг диспансера отстроят глухой забор, который сейчас отсутствует.

В региональном минздраве приводят пример строительства туберкулезного диспансера в поселке Усть-Ордынский, который благополучно работает на протяжении шести лет. На прошлой неделе в учреждении с визитом побывал министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко.

По его информации, в последние три года областная власть выделила значительную сумму — 800 млн рублей — на развитие фтизиатрии. Но хорошо обученный медперсонал, новейшее оборудование и капитально отремонтированные корпуса больниц уперлись в одну серьезную проблему — дефицит 1,1 тыс. коек для больных туберкулезом. Решить эту проблему поможет строительство нового тубдиспансера на 600 мест на Синюшиной горе. По словам министра, это медучреждение будет превосходить диспансер в Усть-Ордынском по всем техническим и медицинским показателям.

Позиция против

История со строительством диспансера будоражит умы жителей Синюшиной горы уже год. В ноябре прошлого года они впервые узнали о планах регионального министерства здравоохранения о постройке нового противотуберкулезного учреждения на 600 коек в роще на окраине микрорайона. С 40-х годов прошлого века там существует аналогичная больница — сейчас это восемь неприметных деревянных корпусов, одноэтажных, без центрального отопления. Официальное название учреждения — филиал №3 Иркутской областной клинической туберкулезной больницы. За ним на правах бессрочного пользования закреплен участок прилегающей сосновой рощи площадью около 8 га, на котором (в том числе и на месте снесенных корпусов) и планируется развернуть грандиозную стройку. Ее площадь должна составить 1,2 га. Это будет сама туберкулезная больница из 13 блоков высотой от одного до восьми этажей, бомбоубежище, два КПП, гаражи, парковки.

За минувший год чиновники провели несколько встреч с жителями Синюшки, последняя, в формате публичных общественных слушаний, состоялась в ноябре этого года. Слушания были необходимым этапом, для того чтобы отдать проект на последующую экспертизу. Формально слушания признаны состоявшимися — из почти четырех сотен присутствовавших 232 проголосовали за стройку. Противников оказалось в два раза меньше, правда, многие из активистов в последующем заявили СМИ, что на мероприятии осуществлялся подвоз участников, в частности студентов мед­университета.

Многочисленные доводы противников строительства укладываются в два основных тезиса.

Во-вторых, грандиозные масштабы будущего диспансера подразумевают постоянный поток больных туберкулезом в учреждение. В результате риск заразиться от них возрастает именно для жителей микрорайона — как на местных остановках общественного транспорта, так и во дворах.

Среди лидеров общественного мнения одним из главных противников строительства диспансера является экс-депутат Заксобрания Приангарья Андрей Лабыгин. Злые языки поговаривают, что эта резонансная тема была им выбрана год назад для успешного переизбрания в областной парламент. Однако, даже не став победителем по своему округу, Андрей Лабыгин до сих пор продолжает защищать интересы его жителей.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.