Статья хирургическое лечение эхинококкоза

Среди многочисленных паразитарных болезней человека наиболее часто и в самой многообразной форме встречается эхинококкоз 2. Эхинококкоз является одним из широко распространенных инвазионно-зоонозных заболеваний [1; 3; 5]. По данным литературы, эхинококкоз чаще всего встречается в странах с умеренным и жарким климатом и развитым животноводством, а в этом регионе расположены Центрально-Азиатские республики, в частности Кыргызстан [6; 7]. Легочная локализация занимает второе место после эхинококкоза печени и колеблется от 30 до 60% среди всех локализаций [6; 8].

В клиническом течении эхинококкоза легких в последнее время часто наблюдаются различные осложнения (нагноение, прорыв кисты в бронх, плевральную полость и др.).

По данным литературы, осложненный эхинококкоз легких составляет от 13 до 39,5%. Наиболее частыми осложнениями являются нагноение (19,2-34,5%), прорыв эхинококковой кисты в бронх (38-63%) и в плевральную полость (4,9-26,3%). Эти осложнения чаще возникают при больших и множественных кистах [5; 7; 8]. Осложнения эхинококкоза легких объясняются быстрым ростом кисты, перикистозной патологией, факторами, резко изменяющими внутригрудное давление, бронхоперикистозными сообщениями, плевральными спайками. Осложненный эхинококкоз легких является тяжелым заболеванием и характеризуется многообразием клинических проявлений. Установлено, что больные с указанной патологией подлежат хирургическому лечению, и чем раньше оно производится, тем эффективнее результат. Выжидательная тактика при осложненных формах эхинококкоза легких в настоящее время отвергнута всеми хирургами [5; 8-10].

Целью настоящей работы является изучение причин, приводящих к прорыву эхинококковых кист легкого в бронх, и показ необходимости раннего оперативного вмешательства во избежание серьёзных осложнений.

Материал и методы. Под нашим наблюдением находились 116 больных с осложнениями в виде прорыва эхинококковой кисты в бронх. Среди них мужчины составляют 62 человека (53,4%), а женщины 54 (46,6%).

Распределение больных по полу и возрасту

Из них в возрасте (лет)

Возраст больных колебался от 11 до 70 и более лет. Основную массу составляли больные в возрасте от 21 до 40 лет (62 чел. – 53,4%) (табл. 1).

При изучении локализации кист нами было выявлено, что наиболее часто поражению подвергается правое легкое - (63,6%) в сравнении с левым (36,4%), причем как при правосторонней, так и левосторонней локализации чаще кисты выявлялись в нижних долях, верхние доли поражались сравнительно редко. В обоих легких были обнаружены кисты у 12 больных (табл. 2). У 55 больных прорыву предшествовало нагноение кисты, у 53 кисты протекали без нагноения, и в 8 случаях к прорыву кисты привела полученная травма.

Распределение больных по локализации эхинококковых кист

Правое легкое всего:

Левое легкое всего:

В диагностике осложненных форм эхинококкоза легких, помимо общеклинического исследования, были использованы иммунологические реакции, рентгенокомпьютерная томография легких, ультразвуковое исследование (УЗИ) грудной и брюшной полостей, диагностическая бронхоскопия с гисто-цитологическим исследованием содержимого бронхов и полости.

Результаты и их обсуждение

В результате нашего исследования больных с прорывом кисты в бронх в зависимости от качества опорожнения фиброзной полости их разделили на 2 группы: 1) больные с полным опорожнением кисты; 2) больные с частичным опорожнением кисты. В большинстве случаев происходило частичное опорожнение эхинококковой кисты, что наблюдалось у 106 (91,4%) больных. В остальных 10 (8,6%) случаях было полное опорожнение кисты с образованием сухой остаточной полости.

Иногда прорыв эхинококкового пузыря может происходить незамеченным. В нашей практике в стационаре у одного больного при прорыве большой эхинококковой кисты наступила смерть от асфиксии в результате затекания жидкости в просвет главных бронхов обеих легких.

Сроки обращения больных к врачу с момента прорыва были разными (табл. 3() случае через когда больные прооперированы через 2 года и 8 лет после прорыва. прорыв пузыря сопровождается кровотечением.). По нашему наблюдению, сроки составляли от 3 суток до 6 месяцев и более. Были случаи, когда больные (2 случая) были прооперированы через 2 года, и в 1 случае через 8 лет после прорыва.

Распределение больных по срокам обращения

В течение суток

У больных наиболее часто встречались жалобы на кашель с выделением большого количества светлой пенистой жидкости (67,6%), боль в груди (65,4%), повышение температуры тела, слабость, головокружение, ночная потливость (жалобы общего порядка) – (53,5%), кровохарканье (10,8%). Реже нам приходилось констатировать жалобы на одышку (9,8%), указание на отхождение с мокротой элементов эхинококковой кисты (8,5%), крапивницу (5,7%). Необходимо отметить, что такой симптом, как кровохарканье, у подростков наблюдался в два раза чаще, чем у взрослых. Это объясняется, по-видимому, тем, что у подростков, ввиду большей податливости легочной ткани, эхинококк растет быстрее, фиброзная оболочка эхинококковой кисты тоньше, поэтому чаще надрывается, повреждает расположенные вблизи сосуды пораженного легкого. При объективном исследовании чаще можно было отметить значительное исхудание больных.

Одним из самых главных методов диагностики эхинококка легкого у изученных нами больных был рентгенологический. При рентгенологическом исследовании у больных были замечены округлые образования с четкими краями, но с горизонтальным уровнем. От обычного абсцесса легких этих гнойников отличает то, что вокруг их контуров нет большого инфильтрата. Остатки оболочек паразита на рентгенограммах обнаруживаются либо в виде неоднородной тени, либо в виде холмистых контуров, что чаще оказывается под жидкостью, имеющей обычный горизонтальный уровень. В таких случаях необходимо исследовать больного, сменив положение тела, полагаясь на то, что волнообразные контуры сморщенной хитиновой оболочки могут быть иногда выявлены этим путём. У 10 больных после эвакуации через бронхи всего содержимого эхинококковой кисты рентгенологически обнаруживалась тонкостенная воздушная полость в легких. При осложненных эхинококкозах, в частности при прорывах в бронх и с наличием гнойно-воспалительного процесса, когда рентген-семиотика малоинформативна, болезнь уточняли с помощью рентген-компьютерной томографии (РКТ). По результатам РКТ у 33 (34,4%) больных при сомнительных случаях установили наличие эхинококковой кисты.

С целью определения сочетанных эхинококкозов всем больным с прорывом кисты в бронх в догоспитальном и предоперационном периоде параллельно с рентгенологическим обследованием проводили УЗИ органов брюшной полости на аппаратах Voluson 530 D, Phillips SD 100 LC, Аlока 725. У 13 больных была обнаружена эхинококковая киста и в печени.

Большую помощь в диагностике осложненных форм эхинококкоза легких оказывают результаты некоторых лабораторных исследований. Ряд отклонений от нормы был выявлен у оперированных нами больных в клинических анализах крови. Выявлена анемия у 40 (34,5%) больных. Ускорение скорости оседания эритроцитов от 10 до 44 мм в час наблюдалось у 56 (48,2%) больных, увеличение количества лейкоцитов до 12×10 9 /л отмечено у 23 (19,8%) больных, эозинофилия от 3 до 9% выявлена у 55 (47,4%) больных.

При исследовании мокроты 86 (74,1%) больных с прорывом эхинококковой кисты в бронхи элементы паразита (крючья эхинококка, фрагменты хитиновой оболочки) были выявлены только в 16 (18,6%) случаях. При изучении кожноаллергической реакции Кацони у 34 (29,3%) больных из 116 с прорывом эхинококкоза в бронх она оказалась положительной. Реакция латекс-агглютинации, которая была проведена у 96 (82,7%) больных, была чаще положительной при прорывах в бронх не нагноившейся эхинококковой кисты, при более высоком титре наблюдалась нагноившаяся киста.

Бронхоскопическому исследованию были подвергнуты 48 (41,4%) больных. У 7 (14,6%) человек удалось обнаружить пролабирование в просвет бронха хитиновой оболочки. В сомнительных случаях при подозрении на перфорированный эхинококк легкого во время бронхоскопии брались смывы с бронха для микроскопического исследования осадка. При этом у 7 (14,6%) больных обнаружены элементы эхинококковой кисты. Из всех больных, обследованных бронхоскопически, неспецифический эндобронхит выявлен у 30 (62,5%). Бронхоскопическая санация трахеобрахиального дерева перед операцией позволила значительно улучшить результаты хирургического лечения.

Лечение осложненного эхинококкоза легких представляет трудную задачу.

При эхинококкозе легких самоизлечение наступает редко. В связи с чем приоритетными методами лечения считаем ранние оперативные вмешательства при прорывах эхинококковой кисты в бронх, то есть до развития осложнений.

При наличии перифокального воспаления легочной ткани вокруг эхинококковой кисты и наличии гнойного осложнения в остаточной фиброзной полости после прорыва в бронх, а также при поздних обращениях требуется предоперационная подготовка.

Кроме общеукрепляющего лечения, перед операцией мы чаще всего применяли санацию трахеобрахиального дерева, подавление инфекции в легком. Это достигалось внутривенным введением антибиотиков широкого спектра действия 3, 4-го поколения и протеолитических ферментов, в том числе интратрахеально с помощью лечебно-санационной бронхоскопии.

Хирургические операции индивидуализировались в зависимости от характера осложнений, то есть в зависимости от наличия гнойно-воспалительного процесса вокруг кисты или в остаточной полости. Операцией выбора являлись одномоментные закрытые и полузакрытые варианты. Нами в основу хирургического лечения осложненного эхинококкоза легких с прорывом в бронх был положен органосохраняющий принцип.

Оперативному лечению подвергнуто 110 (94,8%) больных (табл. 4), которым выполнено 117 операций. 2 (1,7%) больных не оперированы из-за тяжелых сопутствующих патологий. У 4 (3,4%) больных наступило самоизлечение после отхождения всех элементов эхинококковой кисты. Операция по методу А.А. Вишневского выполнена при гигантских эхинококкозах с нагноением в 24 случаях, по усовершенствованной нами методике – в 38, закрытие фиброзной полости методом капитонажа по Дельбе – у 18, лобэктомия – у 17 и краевая резекция вместе с эхинококковой кистой – у 14, по Спасокукоцкому-Боброву - в 4, по Аскерханову – в 2 случаях (табл. 4).

Методы эхинококкэктомии, использованные в нашей практике

Основные факты

  • Эхинококкоз человека является паразитарной болезнью, вызываемой ленточными червями рода Echinococcus.
  • Двумя основными формами болезни у людей являются кистозный эхинококкоз (гидатидоз) и альвеолярный эхинококкоз.
  • Инфицирование людей происходит при поглощении яиц паразита, содержащихся в зараженных пищевых продуктах, воде или почве, или после прямого контакта с животными, являющимися хозяевами паразита.
  • Лечение эхинококкоза часто бывает дорогим и сложным и может требовать обширных хирургических вмешательств и/или длительной лекарственной терапии.
  • В программах профилактики основное внимание уделяется дегельминтизации собак, которые выступают окончательными хозяевами паразита. В случае кистозного эхинококкоза меры борьбы включают также соблюдение гигиены на скотобойнях и просветительские кампании среди населения. Вакцинация овец также применяется в качестве дополнительной меры профилактики.
  • На каждый конкретный момент времени эхинококкозом поражено более 1 миллиона человек.
  • кистозный эхинококкоз, известный также как гидатидная болезнь, или гидатидоз, вызываемый инфекцией Echinococcus granulosus;
  • альвеолярный эхинококкоз, вызываемый инфекцией E. multilocularis;
  • поликистозный эхинококкоз, вызываемый инфекцией E. vogeli;
  • монокистозный эхинококкоз, вызываемый инфекцией E. oligarthrus.

Двумя основными формами, имеющими значимость для медицины и общественного здравоохранения, являются кистозный эхинококкоз и альвеолярный эхинококкоз.

Передача инфекции

Ряд травоядных и всеядных животных выступает промежуточными хозяевами Echinococcus. Эти животные заражаются при поглощении яиц паразита вместе с загрязненной пищей и водой, а затем паразит проходит личиночные стадии развития в их внутренних органах.

Окончательными хозяевами паразита являются плотоядные животные: половозрелый червь паразитирует в их кишечнике. Инфицирование этих животных происходит при поедании ими внутренних органов промежуточных хозяев-носителей паразита.

Альвеолярный эхинококкоз обычно встречается среди диких животных и поддерживается в циклах между лисицами, другими плотоядными животными и мелкими млекопитающими (в основном, грызунами). Домашние собаки и кошки также могут быть инфицированы. Окончательными хозяевами могут также являться домашние собаки и кошки.

Признаки и симптомы

Инфицирование человека E. granulosus приводит к развитию одной или нескольких гидатид, расположенных, в основном, в печени и легких и реже в костях, почках, селезенке, мышцах и центральной нервной системе.

Бессимптомный инкубационный период болезни может продолжаться многие годы до тех пор, пока гидатидные кисты не разовьются до таких размеров, при которых появляются клинические признаки, при этом приблизительно половина всех пациентов, которые проходят медицинское лечение от инфекции, начинают получать его через несколько лет после первоначального инфицирования паразитом.

Боли в области живота, тошнота и рвота часто наблюдаются в случае, если гидатиды находятся в печени. Если поражены легкие, клинические признаки включают хронический кашель, боли в груди и нехватку дыхания. Другие признаки зависят от расположения гидатид(ы) и от давления, оказываемого на прилегающие ткани. Неспецифические признаки включают анорексию, потерю веса и слабость.

Для альвеолярного эхинококкоза характерен бессимптомный инкубационный период длительностью 5-15 лет и медленное развитие первичного опухолевидного поражения, расположенного обычно в печени. Клинические признаки включают потерю веса, боли в области живота, общее недомогание и признаки печеночной недостаточности.

Личиночные метастазы могут распространяться либо в органы, прилегающие к печени (например, селезенку), либо в отдаленные места (легкие, мозг) после распространения паразитов через кровеносную и лимфатическую систему. При отсутствии лечения альвеолярный эхинококкоз прогрессирует и приводит к смертельному исходу.

Распространение

Кистозный эхинококкоз распространен во всем мире и обнаруживается на всех континентах, кроме Антарктиды. Альвеолярный эхинококкоз ограничен северным полушарием, в частности некоторыми районами Китая, Российской Федерации и странами континентальной Европы и Северной Америки.

В эндемичных районах показатели заболеваемости людей кистозным эхинококкозом могут превышать 50 на 100 000 человек в год, а в некоторых частях Аргентины, Перу, Восточной Африки, Центральной Азии и Китая уровни распространенности могут достигать 5-10%. Среди сельскохозяйственных животных показатели распространенности кистозного эхинококкоза, выявляемого на скотобойнях в гиперэндемичных районах Южной Америки, варьируются в пределах 20-95% забиваемых животных.

Самые высокие показатели распространенности наблюдаются в сельских районах, где забивают старых животных. В зависимости от конкретных инфицированных видов животных убытки животноводческого производства, обусловленные кистозным эхинококкозом, вызваны отбраковкой печени, уменьшением веса туш, снижением ценности шкур, уменьшением производства молока и снижением репродуктивной способности.

Диагностика

В качестве технологии визуализации для диагностики как кистозного, так и альвеолярного эхинококкоза среди людей используется ультразвуковая эхография. Эта методика обычно дополняется или подтверждается сканированием с помощью компьютерной томографии (КТ) и/или магнитно-резонансной томографии (МРТ).

Иногда кисты могут быть случайно обнаружены во время рентгенографии. Специфические антитела выявляются с помощью разных серологических тестов и могут подтверждать диагноз. Помимо оценки вариантов клинического лечения, по-прежнему необходимо раннее выявление инфекции E. granulosus и E. multilocularis, особенно в районах с недостаточными ресурсами.

Лечение

Лечение как кистозного, так и альвеолярного эхинококкоза часто бывает дорогим и сложным и может требовать обширных хирургических вмешательств и/или длительной лекарственной терапии.

Существует четыре варианта лечения кистозного эхинококкоза:

  • чрескожное лечение гидатидных кист с использованием методики ПАИР (пункция, аспирация, инъекция, реаспирация);
  • хирургическое вмешательство;
  • терапия противоинфекционными препаратами;
  • наблюдение.

Выбор должен быть основан, в первую очередь, на результатах ультразвуковой эхографии кисты. Необходимо учитывать конкретную стадию болезни, а также доступную медицинскую инфраструктуру и имеющиеся кадровые ресурсы.

В случае альвеолярного эхинококкоза ключевыми элементами лечения являются ранняя диагностика и радикальная (как в случае опухоли) хирургическая операция, после которой следует курс противоинфекционной профилактики с использованием альбендазола. Если пораженную область изолировать, то эту болезнь можно излечить радикальной хирургической операцией. К сожалению, у многих пациентов эта болезнь выявляется на продвинутой стадии. Как следствие, если выполнить паллиативную хирургическую операцию без полного и эффективного лечения с использованием противоинфекционных препаратов, то зачастую эта болезнь дает рецидивы.

Бремя для здравоохранения и экономики

Кистозный и альвеолярный эхинококкоз представляют значительное бремя для здравоохранения и экономики. В любой момент времени число людей, страдающих этой болезнью, в мире может превышать один миллион человек. Многие из этих людей могут иметь тяжелые клинические синдромы, которые при отсутствии лечения могут представлять угрозу для жизни. Даже при лечении качество жизни людей часто ухудшается.

В отношении кистозного эхинококкоза коэффициент пост-операционной смертности хирургических пациентов составляет в среднем 2,2%, а в 6,5% случаев после операции наблюдаются рецидивы, требующие длительного восстановительного периода.

По оценкам созданной в 2015 г. Справочной группы ВОЗ по эпидемиологии бремени болезней пищевого происхождения (FERG), во всем мире эхинококкоз ежегодно выступает причиной 19 300 случаев смерти и порядка 871 000 потерянных лет жизни, скорректированных на инвалидность (ДАЛИ) 1 .

Ежегодные затраты, обусловленные кистозным эхинококкозом и связанные с лечением пациентов и убытками в животноводческом производстве, оцениваются в 3 миллиарда долларов США.

Эпиднадзор, профилактика и борьба

Надежные данные эпиднадзора чрезвычайно важны для того, чтобы продемонстрировать бремя болезни и оценить прогресс и успехи, достигнутые программами по борьбе с эхинококкозом. Тем не менее, как и в отношении других забытых болезней, которые преимущественно поражают группы населения, недостаточно охваченные услугами и проживающие в отдаленных районах, наблюдается острая нехватка данных, которым потребуется уделять больше внимания, если планируется осуществлять программы по борьбе с этой болезнью и измерять их результаты.

Проводить эпиднадзор за кистозным эхинококкозом среди животных сложно, так как инфекция у домашнего скота и собак протекает бессимптомно. Кроме того, местные сообщества и ветеринарные службы не осознают всей важности эпиднадзора и не уделяют ему приоритетного внимания.

Кистозный эхинококкоз предотвратим, так как окончательными и промежуточными хозяевами паразита являются домашние виды животных. Установлено, что периодическая дегельминтизация собак празиквантелом (не менее четырех раз в год), более строго соблюдение гигиены при забое животных (включая надлежащую утилизацию инфицированных отходов) и проведение просветительских публичных кампаний способствует сокращению передачи (а в странах с высоким уровнем дохода — ее предупреждению) и снижению бремени болезни у людей.
Вакцинация овец рекомбинантным антигеном E. granulosus (EG95) открывает обнадеживающие перспективы для профилактики и борьбы. В настоящее время налажено коммерческое производство вакцины, которая зарегистрирована в Китае и Аргентине. В Аргентине в ходе испытания была доказана целесообразность вакцинации овец, а в Китае вакцина получила широкое распространение.

Испытания вакцины EG95, проведенные в небольших масштабах среди овец, продемонстрировали безопасность вакцины и ее высокую эффективность в защите овец от инфицирования E. granulosus.

Программа, комбинирующая вакцинацию овец, дегельминтизацию собак и выбраковку старых овец, может привести к ликвидации кистозного эхинококкоза среди людей менее чем через 10 лет.

Проводить профилактику и борьбу с альвеолярным эхинококкозом сложнее, так как цикл охватывает дикие виды животных как в качестве окончательных, так и в качестве промежуточных хозяев. Регулярная дегельминтизация домашних плотоядных животных, имеющих доступ к диким грызунам, может способствовать снижению риска инфицирования людей.

Отлов лисиц и бродячих собак необходим, но крайне неэффективен. Исследования, проведенные в Европе и Японии, показали, что дегельминтизация диких и бездомных хозяев с помощью антигельминтных приманок способствует значительному снижению распространенности альвеолярного эхинококкоза. Однако устойчивость и эффективность таких компаний с точки зрения соотношения затрат и преимуществ неоднозначны.

Ответные меры ВОЗ и деятельность в странах

ВОЗ помогает странам разрабатывать и осуществлять пилотные проекты, направленные на утверждение к 2020 г. эффективных стратегий борьбы с кистозным эхинококкозом. Работа ВОЗ с ветеринарными структурами и органами, ответственными за безопасность пищевых продуктов, а также с другими секторами имеет решающее значение для достижения в долговременной перспективе результатов в области уменьшения бремени болезни и защиты продовольственной производственно-сбытовой цепи.

Неофициальная рабочая группа ВОЗ по эхинококкозу (ВОЗ-НРГЭ) продолжает выявлять приоритеты в целях разработки рекомендаций по выявлению и клиническому ведению кистозного эхинококкоза на основе оптимизированного выявления и ведения случаев заболевания. Кроме того, деятельность группы включает в себя содействие сбору и картированию эпидемиологических данных.

В Марокко осуществляется проект, ориентированный на децентрализацию диагностических и терапевтических технологий и продвижение стратегии ПАИР (пункция, аспирация, инъекция, респирация) в сельских и гиперэндемичных районах. В качестве дополнения, акцент в работе следует делать на профилактику среди животных и в секторе безопасности пищевых продуктов.

Монголия признала эхинококкоз в качестве проблемы общественного здравоохранения, и по просьбе Министерства здравоохранения в 2013 г. ВОЗ провела предварительный анализ ситуации. Анализ показал, что для установления истинного бремени болезни необходимо проведение ранней диагностики и создание базовой системы эпиднадзора, охватывающей людей и животных. Из-за отсутствия существенных инвестиций в борьбу с эхинококкозом дальнейшего развития эта программа не получила. В 2018 г. в Монголии было созвано междисциплинарное совещание заинтересованных сторон, желающих приступить к разработке национального плана действий по борьбе с эхинококкозом.

Китай включает профилактику и лечение эхинококкоза и борьбу с этой болезнью в свои планы экономического развития для привлечения повышенного внимания к этой значительной проблеме в стране, особенно в районах Тибетского нагорья, а также в среднеазиатских районах.


Дата публикации: 03.04.2015 2015-04-03

Статья просмотрена: 825 раз

Эхинококкоз — тяжелое паразитарное заболевание человека, которое часто встречается в странах с развитым животноводством и является эндемичным для республик Центральной Азии, в том числе для Узбекистана. [1, 2, 5,]. По данным литературы, распространенность эхинококкоза в республике, выявленная по обращаемости за медицинской помощью, составляет 5,82 человек на 100 тыс. населения. За год в республике регистрируется более 1500 человек, заболевших эхинококкозом. Количество же выполняемых в год операций ныне превышает 1,5 тыс. [3,4,5.].

Проблема диагностики и хирургического лечения ЭЛ и его различных осложнений привлекает серьезное внимание клиницистов, особенно хирургов.

В связи с возрастанием количества множественных и осложненных форм эхинококкоза легкого, трудностями своевременного выявления, особенностями предоперационного периода, разнообразия методов оперативного лечения на основании многолетнего опыта работы отделения хирургии легких и средостения РСЦХ имени акад. В.Вахидова разработан алгоритм диагностики и лечения.

Диагностика эхинококкоза легких должна основываться на принципе выполнения последовательных ступенчатых этапных действий от простого метода к более сложному. Выполнение данного подхода позволяет наиболее точно определить форму поражения и наметить в дальнейшем ход лечения больных с этой патологией.

Из 2297 больных с односторонним эхинококкозом легкого у 837 (36,4 %) наблюдали осложненные формы эхинококкоза легких. Среди осложненных форм заболевания у 81,8 % отмечен прорыв эхинококковой кисты в бронх, у 2,6 % в полость плевры, нагноение кисты легкого — у 15,6 %.

Из 489 больных с двусторонним эхинококкозом оперировано 460 (94,07 %) больных, из них 217(44,37 %) больным произведены этапные операции с интервалом от 2 недель до 1 года. 243(49,69 %) пациентам выполнены одномоментные операции. 29(5,93 %) больным с использованием эндовизуальной техники выполнено 33 операций. При этом органосохраняющие операции были применены у 421 (86,1 %) и различные по объему резекции у 68 (13,9 %) больных.

Проведенный анализ хирургического лечения 460 больных с двухсторонним эхинококкозом легких позволяет сделать заключение, что хирургический метод является методом выбора. Показание к операции, выбор доступа, этапность операции, характер операции, возможность применения новых технологий, таких как использование эндовизуальной техники, ультразвука низкой частоты для обработки ложа паразита, применение химиотерапии в послеоперационном периоде и т. д. должны определяться строго индивидуально.

У 460 больных в 86,1 % выполнены органосохраняющие операции и в 13,9 % различные по объему резекционные вмешательства. При выполнении органосохраняющих операций приоритетными для нас были способы Дельбе, при небольших расположенных в глубине легочной ткани кистах, способ А. А. Вишневского при больших кистах, особенно расположенных в нижних долях кистах, способ Боброва-Спасокукоцкого при средних по размерам поверхностно расположенных кистах.

Таким образом, большинство операций носили органосохраняющий характер и выполнялись по показаниям различными методами. Выполненные резекции обосновывались необратимыми морфо — функциональными изменениями легочной ткани окружающей кисту, что подтверждено последующим гистологическим анализом резецированной ткани.

Эхинококкоз легких, осложненныйпрорывом в плевральную полость (ЭЛОППП) является тяжелым осложнением, приводящим к выраженной дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности, а подчас к анафилактическим реакциям. Разрыв эхинококковой кисты — одно из грозных осложнений, частота которого составляет от 22,2 до 38,3 %. При этом содержимое эхинококковой кисты в 90,3 % случаев опорожняется в бронх, в 7,7 % — в плевральную полость (И. Я. Дейнека, 1968).

Проведен анализ результатов хирургического лечения 111 больных с ЭЛОППП. Среди указанных больных 86 пациентов (77,5 %) находились на лечении в отделении хирургии легких и средостения РСЦХ им. акад. В.Вахидова, 25(22,5 %) — в легочно-хирургическом отделении РСНПЦФиП им. Ш. Алимова. Из них лиц мужского пола было — 70 (63,06 %), женского — 41 (36,94 %). Возраст больных колебался в широких пределах от 7 до 74 лет, 46 больных (41,5 %) составили лица молодого возраста — от 20 до 40 лет.

Следует подчеркнуть, что с правильным направительным диагнозом госпитализировано 6 больных (5,5 %). У остальных 105 больных (94,5 %) истинный диагноз установлен после полного неоднократного клинического обследования или во время операции. На основании клинико-рентгенологического, ультразвукового, бронхологического и других специальных методов исследования левосторонний ЭЛОППП диагностирован у 44 больных (39,64 %), правосторонний — у 52 (46,85 %), двусторонний 15 (13,52 %). Частота прорыва только в плевральную полость составило 70 больных (63,1 %) и прорыв эхинококковой кисты легких в плевральную полость и бронх — 41 (36,9 %).

При одновременном прорыве кисты в бронх и плевральную полость производится дренирование плевральной полости. Если полученная жидкость прозрачная — выполняется экстренное оперативное вмешательство. При наличии инфицирования необходима адекватная предоперационная подготовка, включающая тщательную санацию плевральной полости.

Основными методами операций являются:

1. Эхинококкэктомия или органосохраняющие операции (эхинококкэктомия по Боброву — Спасокукоцкому, А. А. Вишневскому, капитонаж по Дельбе, эхинококкэктомия по Р. П. Аскерханову).

2. Оперативные вмешательства с применением видеоторакоскопической техники.

3. Резекционные способы операций: частичные резекции (краевые, клиновидные), лобэктомии, билобэктомии, пульмонэктомии.

Одномоментная эхинококкэктомия из обоих легких показана лицам молодого возраста с хорошими функциональными показателями сердечно-сосудистой и легочной систем; при этом сокращаются сроки пребывания больных в стационаре примерно в два раза, при чем операциями выбора являются операции органосохраняющего характера.

Оперативные вмешательства с использованием видеоторакоскопической техники показаны больным, у которых рентгенологически небольшие кисты до 10 см в диаметре, имеющие краевое расположение. При наличии осложненных кист, либо кист большого размера первым этапом показаны оперативные вмешательства традиционным способом с этой стороны и далее с использованием эндовизуальной техники с другой стороны. После видеоторакоскопических операций первым этапом на одной стороне при наличии осложненных прорывом в бронх и опорожнившихся кист в другом оперативное лечение не показано, таким больным показана дальнейшая химиотерапия с рентгенологическим контролем в динамике.

Начиная с 2001г. всем больным, оперированным по поводу эхинококкоза вообще, и особенно с осложненными, диссеминированными формами, либо редкой локализации после выписки была рекомендована последующая химиотерапия в течение последующих 3–9 месяцев после выписки. В качестве химиопрепарата рекомендовали альбендазол 10мг/кг в сутки. При проведении химиотерапии больным также рекомендовали прием гепатопротекторов и десенсибилизирующих препаратов.

1. Алиев М. А., Воронов С. А., Ешмуратов Т. Ш. и др. Хирургическая тактика при двустороннем и сочетанном эхинококкозе легких. //Хирургия. — М., 2005. — № 6. — C. 55–57.

2. Аскерханов Г. Р., Магомедов С. З. Диагностика и хирургическое лечение осложненного эхинококкоза легких. // Грудная и сердечно — сосудистая хирургия, 2006, № 5, с.49–54.

3. 3. Аскерханов Г. Р. Хирургическое лечение множественного двустороннего эхинококкоза лёгких /Г. Р. Аскерханов, A. M. Мурачуев, М. А. Газиев, Ш. Ю. Мамедбеков, С. З. Магомедов //Новое в хирургии Дагестана: Материалы Ш-й Республиканской научно-практической конференции. — Махачкала, 2003.-С. 108–110.

4. Бирюков Ю. В. Стреляева А. В. и соавторы. Биологический подход к хирургическому лечению эхинококкоза легких. //М: Грудная и сердечно сосудистая хиругия N:4, 1998, стр. 49–52.

5. Вафин А. З. Апаразитарность и антипаразитарность хирургическихвмешательств при эхинококкозе. Хирургия 1993; 4: 70–74.

7. Каримов Ш. И., Кротов Н. Ф., Ким В. Л., Беркинов У. Б. Проблемы и перспективы хирургического лечения, больных эхинококкозом печени и легких. // Анналы хирургической гепатологии, 2008, том13, № 1, с.56–60.

9. Магомедов С. З. Осложненный эхинококкоз легочной локализации /С. З. Магомедов, М. М. Омаров, Г. Ш. Чейшвили //Тезисы Всероссийской конференции хирургов, посвященной 80-летию проф. Р. П. Аскерханова. -Махачкала, 2000. — С. 224–225.

10. Назыров Ф. Г., Исмаилов Д. А., Леонов Ф. В., Байбеков И. М. Эхинококкоз. — Ташкент. 1999. — 208 с.

11. Назыров Ф. Г. Опыт хирургического лечения эхинококкоза легких. // Хирургия Узбекистана. — Т., 2001. — № 3. — C. 50.

Читайте также:

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.