Коронавирус в россии перевод на итальянский

В Европе можно выделить два сценария развития эпидемии: итальянский и немецкий. Какой выберет Россия?


  • В РФ к 25 марта коронавирусной пневмонией, согласно официальным данным, болеют 658 человек. Это немного в сравнении с развитыми странами Европы. Но там такой же уровень заболеваемости фиксировали всего 2–3 недели назад. В России за двое суток с 22 по 24 марта число заболевших увеличилось в полтора раза, еще 163 случая зафиксировали 25 марта.

    Каждая страна несчастлива с коронавирусом по-своему. Но Италия и Германия могут служить примерами самого страшного и наиболее благополучного течения эпидемии. Российское здравоохранение, в частности — петербургское, оказалось в выгодной ситуации: оно видит оба сценария с последствиями и имеет фору в 2–3 недели. Вопрос в том, как оно этой форой воспользуется, что успеет за 2–3 недели понять и предпринять.

    Италия занимает первое место в Европе по числу заболевших. И первое место в мире по числу заболевших на 100 тысяч населения. По уровню смертности она тоже лидирует. Месяц назад, 24 февраля, в Италии было всего 219 заболевших, а 24 марта — уже 64 тысячи. И 6 тысяч умерли.

    Медики называют две причины, из-за которых ситуация на Апеннинах развивалась именно так: беспечность и паника. В Италии поздно объявили карантин, а потом скверно его соблюдали.

    Но потом так же быстро, как вирус, распространилась паника.


    Полевой госпиталь в Италии. Фото: EPA

    Читайте также


    О том, во что вылилась паническая госпитализация всех подряд, знает теперь весь мир: во время пиковых нагрузок у итальянцев не хватало аппаратов ИВЛ.

    Читайте также


    Федеральное правительство Германии объявило о закупке 10 тысяч новых аппаратов ИВЛ, дополнительного оборудования для экстракорпоральной оксигенации и других материалов. И это для клиник, и без того отлично оснащенных. Немецким автоконцернам предложили установить у себя линии по производству медицинского оборудования.

    Сейчас в Германии заражены коронавирусом 24,8 тысячи. Умерли 94 человека. Это самый низкий в Европе уровень смертности с учетом численности населения и числа заболевших.

    У России, повторим, еще есть время выбрать немецкий сценарий. Карантин, во всяком случае, в регионах уже объявили. Но в Петербурге, например, он не мешал верующим толпиться в очереди в Казанском соборе, чтобы приложиться к мощам.

    Читайте также


    В поликлиниках Петербурга любой желающий может сдать тест на коронавирус. Желающих оказалось 4 тысячи в первый же день, интерес к процедуре не ослабевает. И если туда придет один носитель вируса, то уйдет с тестирования сразу группа зараженных.

    • гильотинного резака для бумаги (159,5 тысячи рублей),
    • услуг по техподдержке единой информационной системы (1,8 миллиона рублей),
    • по публикации материалов о своей деятельности (422 тысячи рублей),
    • по ремонту кондиционеров (562,6 тысячи рублей).
    • Кроме того, фонд покупает автомобиль за полтора миллиона рублей и ноутбуки на 309,5 тысячи рублей.

    По состоянию на 24 марта ТФОМС не объявил ни одного тендера на закупку медоборудования.

    Во вторник, 24 марта, в Петербурге было зарегистрировано 5 новых случаев заражения коронавирусом. Всего в городе, таким образом, уже 21 заболевший (двое выздоровели). Неделю назад было девять. Еще 339 здоровых людей сидят в Боткинской больнице на карантине, занимая двухместные палаты по одному.

    Читайте также


    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    La Stampa

    Штаб-квартира издания расположена в Турине. Владельцем газеты является итальянская компания FIAT Group.

    На сегодняшний день La Stampa занимает четвертое место по популярности среди итальянских газет после таких изданий, как Corriere della Sera, La Repubblica и Il Sole 24 Ore. Ее тираж составляет около 310 тысяч копий. Газета в основном ориентирована на читателей севера Италии, в частности, региона Пьемонт.

    С 2016 года по настоящее время пост главного редактора газеты занимает Маурицио Молинари (Maurizio Molinari).





















    • Популярное
    • Обсуждаемое

    При полном или частичном использовании материалов ссылка на ИноСМИ.Ru обязательна (в интернете — гиперссылка).



    Произошла ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.

    Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

    Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

    Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

    Публикуются комментарии только на русском языке.

    Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

    Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

    В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.

    При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.

    Пожалуйста, пишите грамотно – комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, намеренное пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    11.03.2020 в 14:34, просмотров: 1062538

    Ситуация с коронавирусом в Италии становится все более угрожающей — 10 149 случаев заболевания, умер 631 человек. Губернаторы Ломбардии и Венето (к ним готов присоединиться Пьемонт) просят правительство ужесточить меры по модели Уханя — остановить общественный транспорт, закрыть все магазины, кроме продуктовых и аптек. Ставится вопрос о закрытии промышленных предприятий. Итальянские врачи продолжают публиковать тревожные описания происходящего в больницах.


    Хирург больницы Humanitas Gavazzeni e Castelli в Бергамо, Даниэле Маккини, опубликовал в фейсбуке пост, описывающий ситуацию с COVID-19.

    «Молчать сейчас — безответственно, поэтому хочу донести до людей то, что мы переживаем в Бергамо.

    Я понимаю, что не нужно паниковать — но крайне тревожно, когда я вижу, что граждане продолжают собираться вместе и жалуются, что теперь не могут, например, сходить в спортзал.

    Сейчас ситуация стала драматической — других слов нет. Война в разгаре, сражения идут и днем, и ночью.

    Пациенты приходят в отделение неотложной помощи один за другим. За два года работы в Бергамо я такого не видел. И это совсем не похоже на грипп.

    Те, кто к нам обращается, следовали всем указаниям Минздрава — оставались дома с повышенной температурой неделю или десять дней, но у них затруднилось дыхание, им нужен кислород.

    Лекарства, которые применяют при борьбе с коронавирусом, немногочисленны. Давайте посмотрим правде в глаза: все зависит только от нашего организма — одна надежда на то, что он справится самостоятельно. Мы можем поместить человека в реанимацию, только когда он перестает справляться сам. Коронавирус недостаточно изучен, терапия, которая применяется против него — сугубо экспериментальная.

    Да, в начале эпидемии заболевшие надеялись отсидеться дома — но теперь необходимость госпитализации стала острой. Все табло с именами пациентов мигают красным, и у всех один диагноз: двусторонняя интерстициальная пневмония.

    Грипп не мог бы стать причиной столь быстро развивающейся трагедии. Разница в том, что при классическом гриппе — не считая разницы в масштабах заражения — осложнений гораздо меньше. Они наступают, только когда вирус гриппа разрушает защитные барьеры, и бактерии, живущие в верхних отделах нашей дыхательной системы, начинают поражать наши бронхи и легкие.

    COVID-19 же непосредственно поражает альвеолы легких, которые перестают выполнять свои функции, наступает сильная дыхательная недостаточность, и обычная кислородная терапия не работает.

    Извините, но как врач я не могу сказать, что самые тяжелые пациенты — только пожилые люди с сопутствующими патологиями. Да, в нашей стране много пожилых, и трудно найти человека после 65 лет, который не принимал бы таблетки от давления или, скажем, диабета.

    Но когда вы видите в реанимации молодых людей, подключенных к аппаратам ИВЛ или ЭКМО (это аппарат для самых сложных случаев, который забирает кровь, насыщает ее кислородом и возвращает обратно в венозное русло пациента), то спокойствие по поводу молодежи и коронавируса улетучивается.

    У нас больше нет хирургов, урологов, ортопедов — мы все теперь просто врачи, единая команда, которая должна сообща противостоять захлестнувшему нас цунами. Случаев все больше — 15, 20 новых госпитализаций в день. Результаты тестов приходят один за другим: положительный, положительный, положительный.


    Отделение неотложной помощи перегружено. Поступают новые инструкции: нужно больше персонала, компьютерная программа показывает данные по обращениям — нас экстренно собирают, чтобы перенаправить в неотложку. На экране высвечиваются симптомы прибывающих пациентов, одни и те же — температура, кашель, затрудненное дыхание.

    Исследования легких снова показывают одну картину: все та же двусторонняя интерстициальная пневмония. Всех нужно госпитализировать, кому-то — делать интубацию и помещать в реанимацию. Для кого-то уже слишком поздно.

    В реанимации каждый аппарат ИВЛ на вес золота. Плановые операции отменяют, операционные превращают в реанимационные.

    Врачи измотаны. Сверхурочные стали привычными. Больше нет смен, графиков. Медсестер я часто вижу в слезах — потому что мы не можем спасти всех больных.

    Я не вижусь с семьей, с сыном, потому что боюсь их заразить. Общаюсь с ними только по интернету.

    Не возмущайтесь тем, что не можете пойти в театр, музей или тренажерку. Пожалуйста, послушайте нас — постарайтесь выходить лишь по крайней необходимости. Не бегите в супермаркеты толпой скупать продукты, это хуже всего — в очередях велик риск контакта с зараженными.

    Попросите ваших пожилых родных вообще не покидать дома. Найдите возможность доставить им еду.

    Если у вас есть обычная маска, даже строительный респиратор — надевайте, выходя наружу. Но не ищите и не покупайте профессиональные медицинские респираторы с фактором защиты FFP2 или FFP23. Они нужны нам, медикам, а достать их трудно. Сейчас из-за нехватки нам пришлось сократить их использование.

    Несмотря на то, что у меня и многих коллег есть другие защитные средства, многие из нас уже заразились. И заразили родных. И заболевшие члены их семей сейчас находятся между жизнью и смертью.

    Мы, врачи — не герои. Это наша работа. Сейчас мы просто пытаемся быть полезными.

    Идем к пику

    — Александр Владимирович, вы недавно вернулись из Италии. Ситуация с пандемией в России похожа на ту, что вы наблюдали там?

    — Меры по сдерживанию эпидемии в России приняты, но количество зараженных таково, что успокоиться нельзя. Чтобы мы не пошли по итальянскому сценарию, нужно четко следовать правилам, которые, можно сказать, писаны кровью.

    — Мы видим значительное снижение числа зараженных. В понедельник их было меньше на 1,8 тыс. человек, чем накануне. С чем это может быть связано?

    — Мы все с надеждой ждем, что со дня на день произойдет перелом. Замечательно, если это действительно начало перелома. Это говорит о том, что предпринятые меры начали работать и мы на правильном пути. Но по одному дню таких радостных прогнозов делать нельзя, надо подождать.

    — Не самая оптимистическая модель, но, думаю, она полезна тем, что склонит наши власти к более решительным действиям в борьбе с эпидемией, к более определенной и жесткой политике. Следует помнить, что модель построена, исходя из существующих ныне условий. Поменяются условия — поменяется и модель.

    — Сейчас много примеров, когда заболевают лечащие врачи, которые потом заражают большое количество своих пациентов. А реально ли обеспечить такую защиту медиков и так их подготовить, чтобы они вообще не заражались?

    — Вот вам пример. В Китае привлекали волонтеров для работы в городе Ухань. Они ехали туда со всей страны. Всего около 44 тыс. человек. Шло два эшелона. Первый был сформирован в спешке, второй готовили уже более спокойно, людей тренировали. Так вот, из второго эшелона, а это 20 тыс. человек, вообще никто не заразился. Вывод: грамотно обученные люди, правильно пользующиеся средствами индивидуальной защиты (СИЗ), прекрасно защищены, в том числе и медицинские работники. Нужно только, чтобы у них были эти самые СИЗ.

    Итальянский опыт

    — Ваш опыт работы в Гвинее во время эпидемии лихорадки Эбола, поездки в Китай и в Италию во время эпидемии COVID-19 позволяет сравнить степени опасности. Что страшнее?

    — Эпидемия COVID-19 масштабна, но Эбола была страшнее. Нынешнюю пандемию даже близко нельзя с ней сравнивать, потому что смертность от лихорадки Эбола, особенно на начальном этапе, была 90%: из десяти заболевших девять умирали. Дальше ее удалось немного снизить, но в любом случае она несравнима и несопоставима с эпидемией COVID-19 по летальности — количеству погибших от числа заболевших.

    — Что удалось сделать в результате российской миссии в Италии?

    — Работа в Бергамо продолжается. Сейчас мы с вами разговариваем, а там наши ребята поехали на очередную смену в госпиталь. У миссии две основных составляющих. Первая — это деятельность специалистов-дезинфектологов, обеззараживающих помещения. В Италии довольно напряженная ситуация в пансионатах и домах престарелых. Очень много людей болело, многие тяжело, вплоть до летальных исходов. Там надо было быстро навести порядок. Таких учреждений в области Бергамо около 70. Специалисты-химики обрабатывают по три учреждения в день, сейчас завершают обработку последних.

    Вторая составляющая — восемь врачебно-сестринских бригад, которые прошли тренинг с итальянцами и приступили к совместной работе в госпитале для больных коронавирусной инфекцией. Эту больницу построила на свои средства Ассоциация альпийских стрелков — так же быстро, как сейчас военные возводят госпитали в России. Это медучреждение на 160 коек — порядка 60 реанимационных и 100 терапевтических. 60 реанимационных коек — это очень серьезно. 6 апреля в этот госпиталь начали поступать пациенты по скорой, а потом туда стали переводить наиболее тяжелых больных из других стационаров.

    Конечно, мы получили там бесценную информацию. Сейчас уже очень много понимаем: что именно нужно делать и, главное, что надо действовать незамедлительно.

    — Эпидемия как-то перестроила систему здравоохранения Италии?

    — Что было труднее всего во время работы в Италии, в том числе лично для вас?

    — Больших трудностей не было. Коллеги встречали нас замечательно, хлебом-солью, точнее, пиццей и спагетти, помогали. Администрация города сделала всё возможное, чтобы наше пребывание в Бергамо было комфортным. Обычная работа. Да, она тяжелая, трудная, но ничего сверхъестественного в ней нет. В командировку отправились профессионалы высокого класса.

    — Приходилось ли вам во время итальянской миссии сталкиваться с дезинформацией, фейк-ньюс?

    — Чем серьезная эпидемия отличается от вспышки инфекции? Она как война. На войне всегда возникают чудовищные слухи, искажение информации, безумные гипотезы. В итальянской миссии мы с этим тоже сталкивались. Два итальянских журналиста усиленно распространяли слухи о том, что приехали российские военные вирусологи, которые будут заражать (смеется) итальянских граждан вирусом и проводить бесчеловечные опыты над несчастными гражданскими людьми.

    100 тыс. тестов в день

    — Возвращаясь к России, ваш институт подключился к обработке тестов на COVID-19?

    — Да, имея огромный опыт и квалифицированные кадры, мы, конечно, не могли не включиться в данный процесс. Мы выделили мощности внутри института, где работаем с пробами, потенциально зараженными коронавирусной инфекцией. Трудимся там в три смены. Сейчас в институте за сутки обрабатывают около 600 проб от учреждений здравоохранения. В целом в России делают сегодня порядка 100 тыс. тестов в день. Мы вышли на очень неплохой уровень. И по объемам тестирования входим в тройку мировых лидеров.

    — Когда в России будут делать тесты на антитела всем желающим?

    — В ближайшие месяц-полтора, когда наработают достаточное количество тестов, чтобы их хватило всем. В первую очередь тесты на антитела будут делать людям из группы риска: медицинским работникам, пенсионерам, тем, кто контактировал с заболевшими.

    — Американские ученые высказали мнение, что COVID-19 вообще не пневмония, а что-то другое, и поэтому аппараты ИВЛ и ЭКМО далеко не всегда помогают людям выжить. Что вы об этом думаете?

    — Возбудитель коронавирусной инфекции поражает не только легкие, но и другие органы человека. Это версия, которую отнюдь не только американцы озвучили, это было ясно до того, как эпидемия пришла в США. Входные ворота вируса — рецептор ACE2 — существует на многих клетках в разных тканях. Было логично ожидать, и мы это видели на примере вируса атипичной пневмонии — предшественника коронавирусной инфекции, что как минимум половина пациентов демонстрировала клинические признаки поражения желудочно-кишечного тракта. Здесь нет ничего удивительного. Мы это знали и видели задолго до этих публикаций. То есть, помимо пульмонологических проблем и поражения респираторного тракта, SARS-CoV-2 может вызывать острый гепатит и конъюнктивит. А теперь мы точно знаем, что коронавирусная инфекция проникает в почки и нервную ткань.

    — Из-за этого исчезает обоняние?

    — Да, и это один из характерных симптомов коронавирусной инфекции. Потеря обоняния происходит у очень большого количества заболевших (около 60%) и говорит о том, что вирус взаимодействует напрямую с нервной тканью. В том числе наблюдаются и спутанность сознания, и эпизоды поражения центральной нервной системы. То есть этот вирус оказался намного многограннее, чем мы думали о нем в начале эпидемии. Но это естественно, ведь четыре месяца назад мы вообще не знали о его существовании.

    Мифы и фейки

    — Публицист Александр Невзоров озвучил данные о том, что среди заболевших не более 1,4% курильщиков. Это верно?

    — Я думаю, это непроверенная информация. Курильщики болеют тоже, я видел это своими глазами.

    — Всё чаще звучат предположения, в том числе от нобелевского лауреата, французского вирусолога Люка Монтанье, что SARS-CoV-2 может быть искусственного происхождения. Что вы об этом думаете?

    — Можно ли отличить естественный вирус от искусственного?

    На самом деле идет ежедневная тяжелая работа, иногда на пределе сил, но десятки, сотни тысяч врачей, медсестер, лаборантов, ученых делают всё, чтобы побыстрее закончилось это противостояние человечества и вируса. Мы обязательно победим!



    Меж тем некоторые "медийные лица", знающие обстановку в Италии не понаслышке, осуждают москвичей за нарушение карантина. Так, Екатерина Мальцева, русская жена итальянского футболиста Сальваторе Боккетти, написала, что "в Италии все так же гуляли до последнего, пока военные машины не начали вывозить тела".

    Напомним, что общее число летальных исходов в Италии с начала пандемии превысило 10 тысяч. Очаг заражения находился на севере этой страны в провинции Ломбардия. С ней граничит регион Пьемонт, в котором есть город Новара. В главной больнице этого города на "скорой помощи" работает 55-летний доктор Массимо Портаччи. Он рассказал "РГ-Неделя" о нынешней ситуации.

    500 процентов

    - Можно ли охарактеризовать события, происходящие в Италии, как национальную трагедию?

    - Безусловно, это национальная трагедия, а также, я бы сказал, и международная.

    - Как началась эпидемия?

    - Эпидемия в Италии началась в середине февраля в регионе Ломбардия, куда в отделение "скорой помощи" поступили пациенты с кашлем, температурой и затрудненным дыханием. Это и были первые заразившиеся пациенты в нашей стране.

    - Были ли какие-то сигналы, благодаря которым можно было предвидеть, что это могло случиться?

    - По-моему, это можно было предвидеть. Ведь эпидемия началась в некоторых городах Китая еще в начале октября прошлого года. Поэтому можно было предположить, что рано или поздно она дойдет до Европы, а следовательно, и до Италии.

    - Давно ли вы работаете в области экстренной медицины?



    - Уже 25 лет. Я работаю в главной больнице города Новара. Область моих интересов - экстренная медицина (скорая помощь). Моя специализация - экстренная помощь и сосудистая хирургия. Я учился в университете Кьети, мой идентификационный номер 5772.

    - Помните ли первый вызов в связи с коронавирусом?

    - О да! В конце февраля я приехал домой к пациенту, у которого были температура, кашель и затрудненное дыхание. Это был первый раз, когда я столкнулся с этим типом болезни. Мужчина был очень взволнован и обеспокоен. Я дал ему кислород, лекарства, и он немного успокоился. Потом я повез его в отделение "скорой помощи".

    - Вы чувствуете себя порой беспомощным перед этой болезнью?

    - Да, в этих обстоятельствах, и прежде всего перед этой болезнью мы чувствуем себя беспомощными, поскольку у нас нет вакцины для борьбы с вирусом. На сегодня мы с помощью медикаментов можем оказать хоть какую-то поддержку, чтобы помочь пациенту избежать, скажем так, ухудшения ситуации.

    - Насколько возросло количество вызовов "скорой" в этот период?



    - На 500 процентов! Мы работаем без перерывов и отдыха уже 40 дней. Наши рабочие смены длятся без остановки по 12 часов в день. Я только что вернулся с такой смены. Нередко мы работаем сутки без перерыва. Отдыхать, увы, не получается. Наш оперативный штаб, который находится в Новаре, постоянно штурмуют звонками люди, просящие о помощи, потому что у них очень высокая температура, доходящая до 40-41 градусов, а также крайне затрудненное дыхание. К сожалению, при таком дыхании возникают большие проблемы в общении.

    - Больные сильно страдают?

    - Больные очень страдают. Представьте, если человек не может дышать, что за этим может последовать? К тому же у людей очень высокая температура, поэтому больной слабо реагирует на парацетамол. Вдобавок, у них очень сильный, раздражающий кашель, весьма сложно поддающийся контролю.

    Носим с собой маски

    - Вы, врачи, сегодня испытываете страх, когда выезжаете на вызовы? У вас надежные средства защиты?

    - Мы крайне обеспокоены, потому что боремся с невидимым врагом, на которого можно наткнуться где угодно! У нас есть средства защиты - очки, маски, перчатки, костюмы. Но, к сожалению, бывает и так, что и мы заражаемся. Сегодня много моих коллег находится в отделениях интенсивной терапии, и они подключены к аппаратам искусственной вентиляции легких. Несколько дней назад один мой дорогой коллега, хороший знакомый, который работает со мной, тоже был госпитализирован в отделение интенсивной терапии и подключен к аппарату, потому что испытывает большие трудности с дыханием и у него очень высокая температура. Есть много случаев смертей врачей.

    - Но вы продолжаете действовать. Кто-то из ваших коллег приходит в отчаяние, плачет?

    - Мы продолжаем действовать, усердно работаем и полностью отдаем себя. Но спустя много часов работы мы видим, как умирают люди - и это очень тяжело принять. Я часто вижу, как плачут мои коллеги, врачи и медсестры, ведь несмотря на все наши старания, многие люди умирают.

    - Вы боитесь принести заразу в свой дом?



    - Да, я очень боюсь как принести это в дом, так и заразиться, потому что коронавирус очень агрессивен и легко распространяется. Наиболее быстрое распространение происходит воздушно-капельным путем, поэтому мы носим с собой маски. Ведь именно это нехитрое средство защиты может защитить нас от слюны и других жидкостей, которые выделяются при чихании, кашле и т.п.

    - Кто чаще заболевает - мужчины или женщины? Старые или молодые?

    - Больше всего заболевают мужчины и старики. Молодые люди и новорожденные дети, к счастью, на данном этапе защищены больше.

    - Число умерших в вашей стране, к глубокому сожалению, крайне высоко.

    - Да, и до последнего времени это число продолжало увеличиваться. Ситуация, конечно, не из лучших, и многие люди просто отчаялись. Умирающие не могут увидеть членов своих семей, так как из соображений безопасности их просто изолируют. Например, человек попадает в реанимацию, но никто из родственников уже не может его навестить. Посещения запрещены, и в лучшем случае разрешат только поговорить по телефону. Но если заболевший умирает, то родным и близким тело не отдадут, потому что и после смерти оно является источником заражения.

    - Была информация, что умерших настолько много, что образовалась очередь на погребение.

    - В настоящий момент погребение не осуществляется, потому что людей кремируют, чтобы не дать вирусу выйти наружу и остановить его распространение.

    - Достаточно ли медикаментов для лечения больных? Хватает ли аппаратов ИВЛ?



    - Да, медикаментов достаточно, но в настоящий момент еще не существует вакцины, способной побороть коронавирус. Средств защиты тоже достаточно, у нас есть маски, очки, перчатки, правда, но мы ощущаем некоторую нехватку аппаратов ИВЛ, которые нужны для поддержки дыхания пациентов, находящихся в особенно тяжелом положении.

    - И у вас в стране недавно было открыто несколько новых больниц.

    - О да! Итальянское правительство создало в больницах много мест и открыло новые больницы и отделения, чтобы помочь как можно большему числу заболевших.

    А что такое - гречка?

    - Итальянцы придерживаются правила пребывания дома?

    - Да, в основном его придерживаются, правда, кроме отдельных случаев в некоторых районах и в определенные часы. Нарушителей наказывают штрафом до 3000 евро.

    - Есть ли запасы в магазинах? Гречку не раскупают тоннами, как это недавно было в России?

    - А что такое - гречка?

    - Это такая крупа, каши из которой очень популярны у нас в стране.

    - Ах, да! У нас такая крупа продается в другом виде - она зеленая, и ее практически никто не берет. Но у людей не возникает трудностей, чтобы купить хлеб, молоко, пасту, овощи и другие продукты. Супермаркеты открыты в определенные часы в течение дня, полки заполнены.

    - Верна ли информация о том, что в Италии доктора вообще очень часто применяют антибиотики, и поэтому пожилые люди теперь часто умирают из-за слабого иммунитета?



    - Да, антибиотики в Италии используют очень часто. Однако пожилые люди, к сожалению, умирают потому, что иммунитет ослабевает по мере старения и достижения ими преклонного возраста. А коронавирус легче поражает именно этих людей.

    - Италия - страна футбола. Могла ли эта зараза распространиться также из-за того, что не был отменен один из важных футбольных матчей?

    - Безусловно, футбол в Италии очень важен. Возможно, в начале всю ситуацию недооценили, и матчи были проведены на полных стадионах. Но в настоящий момент футбольный чемпионат приостановлен, как и соревнования по другим видам спорта - баскетболу, волейболу, регби. Как все мы знаем, на год была перенесена даже Олимпиада в Токио, и чемпионат Европы по футболу, который должен был состояться в июне этого года, отложен на 2021 год. То есть сейчас стараются максимально защитить население.


    Объявлен карантин - сидите дома

    - Что можете посоветовать коллегам из России, чтобы избежать ошибок, совершенных в Италии?

    - Я советую российским коллегам не недооценивать ситуацию, так как коронавирус - очень сильный и коварный враг, который умеет отлично прятаться. Это действительно невидимый враг. Я советую своим российским друзьям и коллегам обязательно защищаться с помощью масок, очков, перчаток и защитных костюмов. Это единственный способ его остановить.

    - В России объявили нерабочую неделю, по сути, карантин, а наши люди восприняли это как дополнительный отпуск, возможность шопинга и т.п. Даже заказы на бронь гостиниц в городах-курортах увеличились в три раза.

    - Единственный способ остановить пандемию - это, прежде всего, не выходить из дома. Итальянцы тоже думали, что это их не коснется и заражения не будет. Но ведь люди не заразятся лишь в том случае, если во время карантина не будут встречаться друг с другом. Так что если объявлен карантин, то обязательно нужно находиться дома!



    - Что думают итальянцы, в том числе и вы, врачи, о российской помощи Италии?

    - Россия еще раз продемонстрировала свое великодушие. Ваше правительство отправило нам помощь - 160 военных медиков, 10 000 масок, 1 000 защитных костюмов, 100 аппаратов ИВЛ. Эта большая помощь нам очень нужна, и Россия продемонстрировала свою щедрость Италии и миру. Я бесконечно благодарю российский народ, ведь ваша страна на международном уровне сегодня демонстрирует то, какая она есть на самом деле!

    - Вам известно, что итальянская газета La stampa оставила негативные комментарии и посчитала "бесполезной" эту помощь?

    - Автора этой публикации критиковали многие наши СМИ. Итальянская пресса очень довольна российской помощью. Я не смею вас политически оценивать, но как нормальный гражданин, уверяю, что и сами итальянцы высоко оценили помощь России. Мы просто устали от этих бесплодных споров, используемых для чьей-то политической выгоды. Итальянцы оценивают факты, а не слова.

    - Вы видите свет в конце туннеля? Нет ощущения, что эпидемия все-таки замедляется?

    - Да, я вижу свет в конце туннеля. Распространение вируса сейчас несколько замедлилось, однако, нужно еще многое сделать, со многим бороться. Надеюсь, что всё у нас получится, ведь мы делаем все возможное и невозможное. Надеемся также на удачу и на помощь Бога.

    P.S. Автор выражает благодарность Ульяне Банниковой и Светлане Кривошлыковой за перевод с итальянского и помощь в подготовке интервью.

    Все развивается по худшему сценарию

    Александр Стесин, нью-йоркский онколог, сын русских эмигрантов последней волны. Недавно вышла его книга "Нью-Йоркский обход", которая рассказывает о человеческом горе, о том, как люди встречают рак, а часто и смерть.

    - Ситуация тяжелая. Сейчас приходится отменять все несрочные операции и прочие процедуры, чтобы предоставить место как можно большему количеству больных Ковидом-19. В моей специальности это особенно проблематично, так как речь идет о раковых заболеваниях, лечение которых откладывать нельзя. Мы стараемся по возможности предоставлять лечение всем, кому оно необходимо. Но для онкобольных каждый поход к врачу - это дополнительный риск заразиться коронавирусом. В общем, обстановка очень напряженная - в том числе из-за нехватки необходимых вещей от масок до аппаратов искусственной вентиляции легких. Что будет дальше, никто не знает, в данный момент все развивается по худшему сценарию. Очень надеюсь, что удастся как-то через все это пройти. Надеяться на то, что в ближайшие недели и даже месяцы все наладится, увы, не приходится…

    Читайте также:

    Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
    При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.