Какие исследования проходят в россии против вич

Что мы знаем о препаратах, которые проходят клинические испытания против COVID-19?


  • На чем основано действие препаратов, которые могут помочь? Как их тестируют? И почему врачи проявляют осторожность? На эти вопросы отвечает известный сингапурский врач и исследователь Джейсон Йэп.

    Доктор Джейсон Йэп — профессор, руководитель кафедры общественного здоровья в школе имени Сау Сви Хока при Национальном университете Сингапура. Практикующий врач-терапевт с 30-летним стажем. С начала эпидемии возглавляет группу исследователей, которая выпускает еженедельные отчеты, собирая и обобщая всю информацию о доступном лечении коронавируса.

    — Что мы имеем в виду, говоря о лекарстве против коронавируса? Насколько я понимаю, против большинства известных нам вирусов вроде гриппа есть препараты, снимающие симптомы, но они не убивают сам вирус. Как должно работать лекарство против коронавируса?

    — Действительно, с большинством вирусных заболеваний лечение часто заключается в поддержке пациента, пока он не пойдет на поправку сам. Это то, что мы называем поддерживающей терапией. Во многих случаях, как с гриппом, тело способно само справиться с вирусом. Просто человеку нужно время, чтобы выздороветь, и мы помогаем снять симптомы.

    если мы помешаем репликации вируса, мы дадим организму возможность справиться самостоятельно и восстановиться быстрее.

    У организма есть свои механизмы противодействия вирусу. И есть препараты, которые помогают ему в этом, — например класс препаратов на основе интерферона. Интерферон вырабатывается иммунной системой организма, и, помогая телу в этом, мы опять же усиливаем его возможности сопротивляться.

    — Другие исследования тоже проходят. С учетом нынешних обстоятельств — срочности, продиктованной пандемией, — медицинское сообщество ищет все, что может помочь. Так что, когда есть возможности, связанные с другими доступными лекарствами, их тоже нужно исследовать.


    Поиск вакцины от COVID-19 в одной из лабораторий Сан-Диего, Калифорния. Фото: Reuters

    — Что касается этих четырех классов — вы могли бы сказать, что именно делает их потенциально эффективными против коронавируса?

    Интерферон вырабатывается организмом, помогая ему справиться с вирусом, — такие препараты усиливают иммунный ответ организма.

    — Но малярия — паразитарное заболевание, не вирусное. Почему противомалярийный препарат должен работать против вируса?

    — Противомалярийные препараты, насколько мне известно, могут вызывать сильные побочные эффекты, которые перевешивают эффект от лечения. Они действительно настолько токсичны?

    — Любые лекарства — чужеродный организму элемент. Взаимодействуя с репликацией вируса внутри клетки, антивирусные препараты могут воздействовать и на здоровые клетки и вызывать побочные эффекты.

    Но это касается не только антивирусных препаратов — а любых. Эффект зависит от дозировки. Маленькая дозировка не будет иметь эффекта. Дозировка больше будет эффективной, а слишком большая вызовет нежелательные эффекты. Даже широко используемые препараты вроде парацетамола имеют свое терапевтическое окно (разница между эффективной дозировкой и токсичной дозировкой). От передозировки парацетамола можно даже умереть, поскольку он поражает печень. И у некоторых лекарств это терапевтическое окно очень узкое.


    Лабораторные исследования в Институте сердца Университета Сан-Паулу, Бразилия. Фото: EPA-EFE

    — Особенно у противомалярийных препаратов?

    — Нет, тут лучший пример — препараты для лечения рака, здесь мы стараемся лечить минимальной эффективной дозой. С противомалярийными препаратами это не совсем так. При этом они лучше работают в качестве профилактики.

    — Но мы же не можем принимать их месяцами для профилактики коронавируса?

    Нельзя быть уверенным в препарате из-за того, что выздоровели принимающие его пациенты ,— мы не знаем, что случилось бы, если бы они не принимали препарат.

    Они могли выздороветь в любом случае. Поэтому нужны правильные клинические испытания. Они сейчас проходят по всему миру.

    — Врачи и ученые делают выводы о работе лекарства после тщательных исследований. Они проводят так называемые рандомизированные испытания: это значит, что части пациентов они дают тестируемое лекарство, а другой — иное лекарство или плацебо. Обычно это слепые исследования: ни пациенты, ни врачи не знают, кто получает какой препарат. В конце ученые сравнивают результаты тех, кто получал препарат, и тех, кто нет. Глубина разницы тоже важна. Например, разница между получающими два препарата может быть не столь велика, как разница в доступности и цене этих двух препаратов. Такие факторы тоже учитывают.

    — Проводились ли слепые исследования препаратов в отношении коронавируса?

    — Сейчас проводится много испытаний по всему миру, есть несколько платформ, где можно почитать о них. Обычно испытания — это дорогостоящее мероприятие, требующее времени. Сейчас многие исследования проходят по ускоренной процедуре.

    — Насколько можно по такой ускоренной процедуре исследований быть уверенным в результатах?

    — Во многих других областях мы получаем четкий ответ: да или нет. В медицине это так не работает.

    Часто вы даете препарат, но улучшения не наступает. А часто оно наступает, даже если вы не даете никаких препаратов. Препарат, работающий для большинства людей, все равно не сработает на каждом пациенте. Человеческий организм слишком сложно устроен.

    При этом усилия, направленные на поиск лекарства, которое поможет пациентам с коронавирусом, настолько велики, что вероятность прогресса очень высока.

    — Если человек заболел в легкой форме, каким должен быть стандартный протокол лечения?

    — Лечение зависит от индивидуальной картины пациента. Многие люди перенесут вирус без серьезных симптомов. Мы не хотим ситуаций, в которых пациент выздоровел, но перенес большое количество побочных эффектов, которых можно было избежать. Главное лечение таких пациентов — наблюдение, чтобы не допустить появления более серьезных симптомов. Окончательное решение — за лечащим врачом. Медицина зависит от науки, но принятие медицинских решений — не какая-то стандартная научная процедура, а ответственность медиков, наблюдающих пациента.

    Законодательство гарантирует любому гражданину РФ бесплатное и анонимное тестирование на ВИЧ. Накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом корреспондент DW решила проверить, как действует эта норма.


    Накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сообщила о том, что доля россиян, проходящих тестирование на ВИЧ-инфекцию, за последние 10 лет увеличилась на 36 процентов. Между тем медицинское освидетельствование по-прежнему остается труднодоступным - в первую очередь, для представителей уязвимых групп.

    Поликлиника: "Имя, фамилия, номер полиса"

    По закону 38-ФЗ "О предупреждении в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека", подписанному тогдашним президентом Борисом Ельциным в 1995 году, граждане России могут пройти медицинскую проверку на ВИЧ-инфекцию в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения РФ анонимно и бесплатно.

    Чтобы проверить, как исполняются эти нормы, я отправилась в поликлинику по месту жительства. "Сдать анализы на ВИЧ? Конечно, идите к вашему врачу", - предложили мне в поликлинике 21 Савеловского района Москвы. "Нет, я хотела бы анонимно". "Анонимно мы не делаем. Идите тогда к старшей медсестре".

    Старшая медсестра была явно удивлена: "Извините, мы все анализы сдаем в институт Склифосовского, а там они принимают только с полной информацией - имя, фамилия, номер страхового полиса". Я продолжала настаивать на анонимности теста. Старшая медсестра позвонила своему руководству и долго ждала рекомендаций. Ей сообщили, что сдать анализы анонимно можно только в инфекционной больнице N2 на Соколиной горе, а номер телефона доверия этого учреждения можно найти в интернете.

    КВД: "Любое имя за ваши деньги"


    Анонимно тест на ВИЧ можно сделать в одном из московских СПИД-центров

    Я решила, что это издержки районной медицины, и попробовала обратиться в специализированное учреждение - кожно-венерологический диспансер (КВД) номер 3 на Селезневской улице. Казалось бы, в госструктуре, которая создана для борьбы с заболеваниями, передающимися половым путем, точно должны быть знакомы с законодательством о борьбе с ВИЧ.

    "Анонимно? Да, пожалуйста, проходите в кассу. Можете назваться любым именем - хоть Мона Лиза, хоть Мария Тереза", - сотрудник диспансера приглашающе указала в сторону коридора. "А можно сделать бесплатно и анонимно?", - не сдавалась я. "Нет, что вы, где вы такое вычитали?" - изумилась моя собеседница. Я ответила, что вычитала это в законе. На вопрос, где я нашла этот закон, я честно ответила, что в интернете. "Чего только в интернете не напишут, - пожала плечами сотрудник диспансера. - Нигде в Москве вы такое не сделаете. За прием специалиста должен кто-то заплатить. Либо вы сами, либо страховая компания. Но тогда это будет уже не анонимно. И учтите, что венерология не входит в программу обязательного медицинского страхования (ОМС), поэтому анализы можно сдать не в любом диспансере, а только по месту вашей регистрации”. В прейскуранте КВД было написано, что тест на ВИЧ стоит 600 рублей - почти столько же, сколько в любой платной лаборатории.

    СПИД-центр: "Покажите обложку паспорта"

    Место, где можно сдать анализы бесплатно и анонимно, не смогли посоветовать ни в поликлинике, ни в КВД. Почти отчаявшись, я пришла в Московский СПИД-центр, который находится на территории больницы Московского областного научно-исследовательского клинического института им. М. Ф. Владимирского (МОНИКИ) на Проспекте мира. Оказалось, что там закон реально работает. "Покажете только издалека ваш паспорт, чтобы герб был виден, - сказала сотрудница центра. - Но придется прийти в другой день: по четвергам мы принимаем только женщин с маленькими детьми".


    Результаты моего эксперимента почти полностью совпадают с итогами мониторинга, проведенного Фондом борьбы со СПИДом "Шаги", рассказал сотрудник организации Кирилл Барский. 99 процентов государственных и муниципальных медучреждений не дают возможность анонимного освидетельствования, требуя медицинский полис и регистрацию по месту жительства. Без этих документов во всей Москве и области тест можно сделать лишь в пяти СПИД-кабинетах, расположенных в учреждениях здравоохранения: четырех поликлиниках, больнице на Соколиной горе, а также в Московском СПИД-центре.

    Все эти учреждения получают целевое финансирование напрямую из федерального и регионального бюджетов. "К сожалению, поликлиники и КЖД не могут получать средства из того же источника, так как они работают через структуры ОМС, - объясняет Кирилл Барский. - Это недостаток законодательства - в нем обозначена цель, но не описано, при помощи каких механизмов ее нужно добиваться". В регионах, по его словам, ситуация еще сложнее. Так, в Воронеже анонимность предоставляет лишь один диспансер и далеко не все коммерческие учреждения. "Исключением в лучшую сторону является Санкт-Петербург, - говорит эксперт. - Там мы нашли, по меньшей мере, 8 поликлиник, где можно сдать анализы бесплатно и анонимно. Они находят на это деньги из своих средств".

    Зачем нужна анонимность


    Бесплатность и анонимность - главные условия теста на ВИЧ-инфекцию

    Бесплатность и анонимность тестирования на ВИЧ - важнейшие условия профилактики заболевания, говорит Кирилл, ведь вокруг ВИЧ столько страхов, что человеку страшно обратиться в любую службу: "Когда мы проводим выездное тестирование уязвимых групп - геев, секс-работниц и наркозависимых - нас нередко спрашивают: а что будет, если у меня положительный диагноз? Меня могут арестовать?" К сожалению, опасения, что информация может выйти за пределы медучреждения, по словам Барского, не всегда беспочвенны. "У нас был случай, когда результат попал в руки районного инфекциониста. И он по доброте душевной пошел к родителям пациента, по месту прописки. Человеку уже за 30, он живет в другом городе и совершенно не был настроен говорить на эту тему с родителями", - рассказывает эксперт.

    Анонимность нужна не только для психологического комфорта тестируемого, но и для того, чтобы предупредить распространение инфекции, охватить большие массы людей, уверен Кирилл Барский. "Человек, который получает результат, должен проводить определенную работу. И в случае положительного диагноза адекватно разъяснить другим, что необходимо дойти до СПИД-центра, обратиться к врачам. А остальным пациентам он должен рассказывать о возможностях профилактики, о том, как снизить риск", - объясняет сотрудник фонда "Шаги".

    Риск для групп риска

    Необходимость консультирования до и после медицинского освидетельствования также прописана в законе 38. Но и этот пункт не выполняется. "Медицинский работник, который проводит тестирование, должен оценить индивидуальную ситуацию того, кто к нему обратился, - поясняет Кирилл Барский, - рассказать о "периоде окна", о способах передачи ВИЧ, об антиретровирусной терапии. Ничего из этого, как правило, не происходит - особенно в коммерческих лабораториях. А если результат положительный, могут и вовсе сказать человеку, что ему осталось жить год-два, не больше".



    - На протяжении последних 40 лет мы пытаемся найти радикальное средство против вируса иммунодефицита человека. Приблизиться к этому удалось только сейчас благодаря технологиям генетического редактирования, - говорит заместитель директора Центра стратегического планирования Минздрава России Герман Шипулин. - ВИЧ встраивается в геном человека. А наша задача сегодня - "вырезать" его оттуда, "сломать" этот порочный механизм.

    Почему это так важно? Недавно ВОЗ в очередной раз включил ВИЧ в список десяти самых опасных угроз для населения планеты. Только по официальной статистике, в мире инфицировано около 60 миллионов человек. Но эксперты говорят, что эту цифру можно смело умножать на два, - вот реальная картина заболевания. В год умирает около миллиона, заражается - почти вдвое больше. Многие вынуждены всю жизнь принимать препараты - "подавители" ВИЧ.



    Проблема еще и в том, что они подавляют вирус не полностью - заблокировать его на 100 процентов с помощью традиционной "химии" невозможно. К тому же, в мире растет устойчивость к противовирусным препаратам. И та заместительная терапия, которая сегодня помогает продержаться, через 10 лет может быть уже не так эффективна.

    Выход? Кто-то пошел по радикальному пути. Например, не так давно китайский ученый Цзянькуй Хэ объявил на весь мир о рождении генетически модифицированных детей - близнецов Лулу и Нану. Одна из девочек получила врожденный иммунитет к ВИЧ. Правда, этот эксперимент уже осудило мировое научное сообщество. "Редактирование" эмбрионов даже с благими целями признано неэтичным. Ведь никто не знает, как это отразится на потомках - а искусственно измененный геном выросшие близнецы передадут своим детям, внукам, правнукам…

    Другое дело - вмешательство в ДНК уже взрослого человека: эти изменения он по-наследству не передаст. Здесь по всему миру ведутся сотни разработок: в Германии, США, Японии, России…

    В чем "фишка" технологии? Если совсем просто, то ВИЧ попадает в клетку человека через две "двери" (рецепторы CCR5 и CXCR4). И если первую "дверь" с помощью специального молекулярного лекарства закрыть можно, то вторую - ни в коем случае нельзя - она играет важнейшую роль в жизни клетки. Что делать? Можно поместить внутрь нее специальный белок, который "ловит" вирус и разрушает его. Но этот метод не дает 100-процентной гарантии: позволяет "отловить" только 70-80 процентов "нарушителей".



    И третий метод - самый новый и перспективный - установить на "входе" в клетку "сторожевой" пептид, который будет встраиваться в мембрану, и мешать слиянию вируса.

    И если объединить все три механизма (закрыть вирусу одну из "дверей" в клетку, у второй "двери" поставить "сторожа", а внутри - специальный белок-"разрушитель"), вот тогда можно будет говорить почти о 100-процентном излечении и защите.

    - Последние испытания, которые были проведены за рубежом и в нашей стране, говорят о том, что тройной механизм позволяет снизить вероятность закрепления ВИЧ в клетке человека практически до нуля, - говорит Герман Шипулин. - Это реальная перспектива именно для радикальной терапии вируса. То, о чем мы мечтаем на протяжении 40 последних лет.

    Как лечение может выглядеть на практике? У человека берутся стволовые клетки: они сначала инфицируются, а потом "лечатся" генетическим препаратом прямо в пробирке, приобретая нужные терапевтические свойства. Затем эти клетки вводятся в спинной мозг человека, и начинают там размножаться, постепенно излечивая организм.

    В конце февраля правительство должно утвердить Научно-техническую программу развития генетических технологий в России в 2019-2027 годах, которая сейчас разрабатывается по поручению президента. В ней отдельной строкой прописана цель - разработка генетических редакторов для борьбы с ВИЧ.



    Подробный проект программы на всероссийской конференции "Путь к успеху" в сочинском центре для одаренных детей "Сириус" представил Курчатовский институт. По всей стране планируется создать около 60 геномных лабораторий. Крупных направлений работы - четыре: агроиндустрия, промышленная микробиология, биобезопасность и биомедицина. Последнее - одно из самых перспективных динамично развивающихся во всем мире: здесь больше всего разработок, больше патентов.

    Например, с помощью генетического редактирования ученые пытаются лечить не только ВИЧ, но и рак. В Евросоюзе и Китае идут клинические испытания на людях иммунного препарата, который позволит организму бороться с меланомой. Некоторые клеточные препараты позволяют достичь ремиссии, к примеру, у детей с острым клеточным лейкозом, для которых не эффективны все другие методы лечения. Гемофилия, спинально-мышечная атрофия, возрастная деградация клетчатки - против всех этих заболеваний уже разработаны "генетические" препараты.

    - Цель программы - разработка технологии генетического редактирования, препаратов, диагностических систем для здравоохранения, сельского хозяйства, промышленных биотехнологий, а также предупреждения чрезвычайных ситуаций биологического характера. Программа рассчитана на 9 лет, - рассказал директор Института молекулярной биологии имени В.А. Энгельгардта РАН Александр Макаров. - Что мы хотели бы сделать в этой программе. Это клеточная терапия для человека, предотвращение инфекций, гуманизированые органы, лечение наследственных болезней, безопасность и мониторинг, микроорганизмы для биотехнологий, растения и животные с улучшенными признаками.

    МИФ №1: ВИЧ не существует!

    Факты: Эпидемия ВИЧ-инфекции, длящаяся более 30 лет, унесла около 30 миллионов жизней по всему миру. Вирус иммунодефицита человека в настоящее время по праву может считаться наиболее изученным вирусом. С момента начала эпидемии основной целью ученых была разработка эффективных методов профилактики и лечения ВИЧ-инфекции.
    Однако, несмотря на очевидность проблемы ВИЧ/СПИДа, находятся люди, ставящие под сомнение ее существование. Движение ВИЧ-отрицания (СПИД-диссидентство), сформировавшееся практически сразу после открытия ВИЧ и определения его, как причины СПИДа, активно продвигает антинаучные гипотезы об отсутствии как самого вируса, так и связи ВИЧ со СПИДом.

    Ложная информация о ВИЧ-инфекции (дезинформация) нередко распространяется как в РФ, так и за рубежом, в том числе и через средства массовой информации, в особенности через интернет.

    Основными темами этой информации являются:

    Такая участь постигла ВИЧ-диссидентов, отрицавших это заболевание, в том числе и у себя. Один из первых ВИЧ-диссидентов – Каспер Шмидт в своей статье в 1984 году утверждал, что СПИД есть продукт "эпидемической истерии" и имеет психосоциальное происхождение. Он скончался от СПИДа в 1994 году.

    Пользуясь возможностью оставаться анонимными, сторонники позиции отрицания ВИЧ ведут свою пропаганду на форумах интернет площадок, разработанных для общения людей, живущих с ВИЧ/СПИДом (ЛЖВС) и убеждают в своей правоте лиц со сниженными критическими способностями:

    • людей, живущих с ВИЧ и не имеющих возможности найти правильные ответы на свои вопросы;
    • ВИЧ-позитивных, заразившихся недавно и находящихся в процессе "принятия диагноза" которым проще поверить, что этого вируса просто нет;
    • пациентам, которым требуется назначение анитретровирусной терапии.

    Анализ более чем 2500 сообщений на форумах 2-х наиболее популярных сайтов, посвященных ВИЧ/СПИДу, за 2 временных промежутка (2005-2008 и 2009-2013гг) показал, что более 60% сообщений исходило от авторов, указавших свой ВИЧ-статус как "положительный".

    Более 97% сообщений несли в себе следующие тезисы:

    • Тезис о недостоверности диагностики ВИЧ-инфекции (иммуноферментный анализ (ИФА), иммунный блот (ИБ), полимеразная цепная реакция (ПЦР).

    Вполне возможно, в первые годы после открытия вируса иммунодефицита человека диагностические тест-системы имели несколько большую погрешность, что приводило к получению ложных результатов. Однако, в настоящее время используются современные ИФА-тесты 4-го поколения, которые обладают высокой чувствительностью на различных стадиях заболевания (более 99,9%), а также высокой специфичностью (более 99,8%).

    Лабораторное заключение о положительном результате обследования на ВИЧ делается после многократной проверки исследуемой крови, что практически исключает вероятность ошибки при правильном ее проведении.

    • Тезис об отсутствии доказательств выделения вируса

    С помощью электронной микроскопии уже в 2002 году было показано каким образом происходит миграция вирусов к ядру инфицированной клетки. В 2009 году с помощью высокоскоростной трехмерной (3D) видео микроскопии было подробно показан процесс распространения меченых вирионов ВИЧ в популяции Т-лимфоцитов.

    • Тезис об отсутствии связи между ВИЧ-инфекцией и развитием СПИДа.

    Часть сторонников позиции отрицания признают факт существования ВИЧ, но отрицают его этиологическую роль в развитии СПИДа.

    Весьма обоснованные доказательства наличия связи ВИЧ - СПИД были приведены в исследованиях MACS и WIHS, где было показано, что наличие ВИЧ-инфекции являлось единственным фактором, который был связан с условиями развития СПИДа. Из 40 000 образцов крови, взятых у ВИЧ-отрицательных лиц в рамках исследования только 16 проб у 6-ти человек показали уровень CD4-лимфоцитов менее 200 мм3. Полноценные клинические проявления СПИДа были выявлены только у пациентов с положительными тестами на ВИЧ.
    Была продемонстрирована прямая связь между ростом РНК ВИЧ в крови ("вирусная нагрузка") и повышением риска развития СПИДа. Назначение высокоактивной антиретровирусной терапии, сопровождающееся снижением РНК ВИЧ в крови, приводило к резкому снижению заболеваемости СПИДом.

    • Тезис о вреде антиретровирусной терапии (АРВТ).

    Основными постулатами данного тезиса являются АРВТ вызывает угрожающие жизни состояния и использование терапии ВИЧ-инфекции приводит к развитию СПИДа.

    При применении антиретровирусных препаратов возможно развитие нежелательных явлений (НЯ). Однако следует понимать, что любое нежелательное явление может быть своевременно выявлено и купировано. Подбор эффективной и безопасной схемы лечения осуществляется для каждого пациента индивидуально.

    Правильно проводимая терапия ВИЧ-инфекции должна быть клинически, вирусологически и иммунологически эффективной, удобной в приеме и не вызывать побочных эффектов и нежелательных явлений.

    Самый главный аспект, характеризующий современную антиретровирусную терапию ВИЧ-инфекции это доказанное снижение частоты развития СПИДа и смерти.

    Уже в 1994 году было доказано, что при проведении трехэтапной химиопрофилактики вертикального пути передачи с использованием антиретровирусных препаратов риск передачи ВИЧ от матери к ребенку снижается на 70% и выше.

    Приведенные данные, собранные за 24 года наблюдений, показывают, что количество врожденных дефектов у детей, матери которых получали антиретровирусные препараты во время беременности (включая начало приема АРВП в первом триместре) не отличалось от общепопуляционного в США (данные CDC и Texas Birth Defects Registry) и в России.

    Обвинению дениалистов подвергаются врачи и ученые, работающие в области ВИЧ/СПИДа, фармакологические фирмы, разрабатывающие препараты для лечения ВИЧ-инфекции и мифические третьи лица, для которых это может быть выгодно. Основной целью заговора, по мнению сторонников позиции отрицания ВИЧ, является личное обогащение.

    Однако необходимо понимать, что разработка антиретровирусного препарата от самого начала до выхода его на рынок – процесс очень дорогостоящий. Считается, что создание одного инновационного препарата в мире стоит в среднем от 800 миллионов долларов до полутора миллиардов долларов и выше. Следует отметить, что далеко не все препараты, разрабатываемые фармакологическими фирмами, применяются в дальнейшем в практике.
    Считается, что вероятность успешного появления на фармацевтическом рынке новой молекулы после клинических испытаний составляет лишь 11,5%.
    Такая тенденция прослеживается для всех групп антиретровирусных препаратов. Это связано с жесткими правилами внедрения препаратов в клиническую практику, которые регулируют и отслеживают все нежелательные явления, потенциально угрожающие жизни и здоровью пациентов.

    МИФ №2: СПИДом можно заразиться

    СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита. Иммунодефицит (от рождения или в результате перенесенных тяжелых болезней) означает, что иммунная система человека, которая защищает организм от внешних бактерий, ослабевает и начинает дисфункционировать, то есть неправильно работать.

    ВИЧ – вирус иммунодефицита человека. Для развития ему необходима чужеродная клетка – клетка иммунной системы CD4. Если не принимать меры по лечению, то через несколько лет ВИЧ может привести к СПИДу.

    МИФ №3: Анализы на ВИЧ часто ошибочные

    Существует мнение, что анализ на ВИЧ может в течение нескольких лет не показывать присутствие вируса в крови.

    Факт:Наличие или отсутствие ВИЧ-инфекции мож­но определить только с помощью специального исследования крови (теста). Его цель – обнаружить защитные клетки (антитела). В инкубационном периоде (от момента заражения до выработки антител) при ВИЧ-инфекции, который продолжается от 2-3 недель до 3-6 месяцев, иногда до 12 месяцев, вирус невозможно обнаружить лабораторным путём, поскольку антитела не образовались в достаточном количестве и тест их не видит.

    Факт: не было зарегистрировано ни одного случая передачи ВИЧ-инфекции таким способом.

    Миф №5: В презервативах есть микропоры, через которые проникает ВИЧ-инфекция

    Факт: Презерватив не пропускает жидкость, а значит и инфекцию, которая в ней содержится.

    Качественный презерватив и правильное его использование предохраняет от ВИЧ. Разумеется, презерватив не защищает на все 100% – он может банально порваться или соскочить, особенно если использовать его не слишком умело. Однако многие исследования показали его высокую эффективность против ВИЧ. Вот такой пример: в течение нескольких лет, 171 пара, в каждой из которых у одного из партнеров был ВИЧ, постоянно пользовалась презервативами. В результате ВИЧ передался только 3 партнерам. Получается, что презерватив надежно защитил 98% пар от вполне реальной опасности.

    МИФ №6: Если у беременной женщины ВИЧ, вирус обязательно будет у ребенка

    Факт: ВИЧ-инфекция может передаться ребенку от материво время беременности через нарушение плацентарного барьера, в родах и при грудном вскармливании. У всех детей, рождённых ВИЧ-положительной женщиной, в крови содержатся антитела к ВИЧ, поэтому анализ на антитела к ВИЧ – ИФА (иммуноферментный анализ), который делают ребёнку сразу после рождения, всегда бывает положительным. Если ребёнок не инфицирован, антитела исчезают к 12-18 месяцам. В течение этого периода дети ВИЧ-положительных мам находятся на учёте в СПИД-Центре.

    Если в период беременности, родов и при кормлении ребенка грудью не были приняты меры по защите от ВИЧ, то вероятность риска равна 40-50%. Риск передачи ВИЧ при соблюдении всех мер профилактики снижается до 0-2%.

    МИФ №7: ВИЧ инфекция – это смертельный приговор

    Факт: Есть заболевания, которые относятся к хроническим, например, гипертония или диабет, наличие которых совсем не означает, что это конец жизни, и их нельзя лечить. ВИЧ-инфекция также относится к хроническим.

    Очень часто в СМИ можно наблюдать сообщения о чудотворцах, которые якобы излечили ВИЧ – молитвами, нагреванием человека до очень высоких температур и т.д.

    За этим стоят мошенники, целью которых является выманить деньги у доверчивых и неосведомленных граждан. В практической медицине не зарегистрировано ни одного случая излечения от ВИЧ.

    С 1996 года существует эффективное средство лечения ВИЧ-инфекции – комбинированная противовирусная терапия, которая подавляет размножение ВИЧ в организме. Эти препараты необходимы для того, чтобы остановить развитие вируса в организме и не допустить развития СПИДа.

    МИФ №8: современные лекарства могут вылечить СПИД. Заболеть не страшно

    Факт: Современные лекарства снизили уровень смертности от СПИД на 80%. Их также стало легче принимать, чем раньше. Однако у них до сих пор есть побочные эффекты, они очень дорогие, и их нужно будет принимать каждый день до конца своей жизни. Нерегулярный приём препаратов может вызвать развитие резистентности (невосприимчивости) к лечению.

    Читайте также:

    Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
    При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.