Чума тайна черной смерти

Чума возникла на нашей планете гораздо раньше, чем появился человек, и ее истоки обнаружены в эпоху, когда на Земле только начали появляться предки современных грызунов, — около 50 млн. лет назад. Уже тогда существовали роды блох-переносчиков заболевания, представителей которых неоднократно находили в янтаре. В степях и пустынях Центральной Азии эта болезнь развивалась среди грызунов. Другим источником болезни стали африканские саванны и североафриканские пустыни и полупустыни.

В этих частях света, особенно часто в Азии, стали возникать первые очаги болезни и у людей. Поначалу размах эпидемии имели небольшой, так как на обширных пространствах плотность населения была невысока и между поселениями были значительные расстояния. Масштабы трагедии болезнь приобрела, когда численность жителей увеличилась, появились крупные города с развитыми ремеслами, возникла торговля между городами. Древнейшим свидетельством об эпидемии чумы является Библия. В первой книге Царств описывается война израильтян с филистимлянами. Израильтяне терпят поражение и, чтобы поднять дух армии, демонстрируют перед войском Ковчег завета Господнего — хранилище священных реликвий. Филистимляне вновь побеждают и захватывают святыню, приносят в город Азот и ставят к ногам статуи Дагона. Вскоре город и его окрестности охватывает страшная болезнь, от которой в области паха появляются наросты-язвы и вскоре наступает смерть. Оставшиеся в живых твердо уверены, что болезнь — Божья кара, и они отправляют ковчег в город Геф, где история повторяется. Позже та же участь постигает Аскалон. После этого властители решают вернуть святыню израильтянам, поскольку только так можно предотвратить распространение болезни.

В Библии есть еще одно место, которое считают подтверждением другого случая эпидемии чумы. Как написано в Четвертой книге Царств, ассирийский царь Синаххериб решил опустошить Иерусалим, но не смог взять город, так как за ночь погибло более 185000 воинов.

Но это не единственный способ проникновения болезни в Европу, потому что между Пятым крестовым походом (1217–1221) и началом массовой эпидемии в Европе в 134 6 г. прошло более ста лет.

Как ни странно, единственным действенным средством против бубонной чумы, которым население успешно пользовалось практически до XVII в., был латинский совет cito, longe, tarde, то есть бежать из зараженной местности скорее, дальше и возвращаться как можно позже.

Ученые полагают, что быстрое распространение чумы могло произойти из-за низкого уровня иммунитета людей, подорванного другими, не менее опасными болезнями — туберкулезом, оспой, холерой и т. д. Оставляло желать лучшего и питание большинства населения. Еще одной причиной быстрого распространения заразы могла быть большая скученность населения, особенно в крупных городах. В период Позднего Средневековья с чумой боролся великий Нострадамус. Он предлагал больным употреблять родниковую воду, как можно больше находиться на свежем воздухе и использовать лекарства, которые он изготавливал сам на основе целебных трав. Нострадамус боролся с чумой, но собственную семью не смог спасти. Жена и двое его сыновей умерли.

Не нужно быть специалистом, чтобы обнаружить в этих словах абсолютно точное описание извержения вулкана (дождь из огня, хлопья, подобные снегу) и действие облаков вулканической пыли и газов (диоксид серы, фтор, диоксид углерода, сероводород, аммиак). Причем массовость и скорость наступления смерти лишь подтверждают такую догадку. Например, в 1902 г. при извержении вулкана Маунт-Пеле на острове Мартиника вулканический газ накрыл территорию радиусом 10 км и разом уничтожил около 30 тысяч человек. Не стоит также забывать, что под действием ветра такие облака могут перемещаться на большие расстояния. Вулканический газ, смешиваясь с водяными парами атмосферы, может создавать крайне ядовитые аэрозоли и становиться причиной кислотных дождей, поэтому средневековые медики, советовавшие не выходить из домов и опасаться влаги, действовали вполне профессионально.

Что такое, в сущности, чума?

Тоже жизнь, и все тут.

Пандемия — это не просто большая эпидемия. Это явление качественно иного порядка. На уровне субъективного восприятия каждая новая пандемия выглядит так, как будто она учитывает неудачи предыдущей и хотя бы на шаг опережает возможности науки данного исторического периода. Опустошившие Европу и Азию в

Чума — болезнь, известная из древнейших времен. Первое в истории достоверное упоминание о чуме (не мифологическое описание и не аллегории сакральных текстов) принадлежит перу, точнее стилосу Руфа Эфесского (I в. н. э.). Он описал крупную эпидемию инфекционного заболевания, распространившегося во многих городах цивилизованного мира. Болезнь сопровождалась развитием бубонов и высокой смертностью, особенно сильно мор прошелся по территории нынешних Египта, Ливии и Сирии.

Разрозненные упоминания о похожих на чуму напастях приходятся на середину V века до нашей эры. Например, чума Фукидида. Она появилась в 430 году до н. э. в Афинах. В Грецию, как тогда считали, болезнь была занесена кораблем, пришедшим из Малой Азии. В течение последующих 5 лет возникли три крупные вспышки чумы. Их максимум приходился на позднюю осень (холодное время года имеет особое значение). Люди, пережившие болезнь, повторно не заболевали. Болел и домашний скот. Смертность достигала 80 %. Многие выздоровевшие теряли память, не помнили себя и не узнавали окружающих. У некоторых заболевших начиналась гангрена, омертвевали концы рук или ног, другие теряли зрение, слух. Советский эпидемиолог Г. Ф. Вогралик считал, что эту болезнь по клиническим проявлениям нельзя отнести ни к одной известной сегодня.

Более известной является так называемая Юстинианова чума. Первая огромная пандемия, вошедшая в летописи, имела место в период царствования Юстиниана, в 540–558 годах. Возникла она в Восточной Римской империи и охватила весь Ближний Восток. От этой эпидемии погибло более 20 млн человек.

Масштабная эпидемия чумы еще раз охватила Европу во второй половине XVII века. Ее последствия были не менее ужасны, чем в

Тяжелая вспышка чумы произошла в Марселе в 1720 году. Вслед за этими эпидемиями локальные вспышки были отмечены в ряде портовых городов мира; чума, однако, не распространялась в глубь материков. Третья настоящая пандемия началась в XIX веке в Китае и достигла Гонконга в 1894 году. На кораблях, вместе с зараженными крысами, чума быстро распространилась из этого большого порта и проникла в Индию, на Ближний и Средний Восток, в Бразилию, Калифорнию и другие регионы мира. За 20-летний период от чумы умерло около 10 млн человек. Все эти эпидемии, унесшие миллионы жизней, оставили глубокий след в истории человечества.

Итак, по всей видимости, чума была занесена в Западную Европу через Северную Африку из Восточной Азии. Она распространялась по западному миру на протяжении трех лет. Чума концентрировалась около торговых путей: Ближний Восток, Западное Средиземноморье, потом Северная Европа и, наконец, Русь. Развитие чумы очень четко иллюстрирует географию средневековой торговли. Вначале поражались порты, затем города и сельские местности. Путь чумы — это путь торговых караванов, вместе с ними она шла на Запад.

Чума, вероятно, из того же источника, поразила Китай в 1380 году, погубив 13 млн человек. Следующие волны эпидемии прокатились по Европе в 1361, 1362, 1369, 1372, 1382, 1388 годах. Эпидемии локального характера вспыхивали вплоть до XVIII века.

Чумная старуха с косой металась по обезлюдевшей Европе, имея совершенно материальных и, главное, вездесущих помощников. Переносчиками страшной болезни были крысы. Представим себе, как крысы организованно покинули свои норы или корабельные трюмы и тронулись в путь. Крысы — это важная деталь. Ведь цепочка заражения чумой выглядит так: грызун — паразит (блоха) — человек. Особенно опасна черная крыса. Крысиные блохи, несущие возбудитель болезни — чумные палочки, — заражали не только людей, но и домашних животных, почву, зерно, что создавало условия для пандемии. В средневековых городах для крыс были идеальные условия.

Можно утверждать, что появление чумы в Средние века, ее стремительный характер связаны именно с тем, что в это время технические и гигиенические достижения античности, познания людей в области охраны среды своего обитания были практически полностью утрачены. В средневековой Европе простые средства — вода и мыло (которое в античном мире было не только придумано, но и широко применялось) — были забыты; вдобавок в окруженных крепостными стенами городах царила необыкновенная скученность. Поэтому нет ничего удивительного, что эпидемии в этих условиях распространялись с ужасающей скоростью.

Несколько шизофреническое состояние умов отчаявшегося населения всюду демонстрировало парадоксальное сомнение наряду с исступленной верой. Многие из имущих стремились жертвовать в пользу храмов, надеясь спасти души. Описаны случаи, когда боявшееся заражения духовенство запирало перед такими людьми ворота, а они бросали пожертвования через ограду — и чумная палочка прилагалась безвозмездно.

Эпидемия чумы нашла отражение и в западноевропейском изобразительном искусстве. На картинах и фресках того времени изображались сцены смерти. Канонический и освященный, да и самый популярный сюжет смерти — распятие. Многочисленные распятые Христы трагичны, они взывают к состраданию, являя взору мучимую пытками плоть.

Знала ли средневековая медицина, как лечить чуму? С чумой боролся великий Нострадамус, который говорил больным, что необходимо употреблять родниковую воду, как можно больше находиться на свежем воздухе и применять лекарства, которые он делал на основе целебных трав. Нострадамус рьяно воевал с чумой, но свою семью он спасти не смог. Жена и двое его сыновей умерли.

Если бежать было невозможно, одним из наиболее распространенных методов являлось максимальное ограничение общения с окружающими людьми. В 1348 году, по свидетельству Дж. Боккаччо, во Флоренции немало горожан запиралось в домах, избегая контактов и стараясь во всем соблюдать умеренность. С этой целью тогда же в Лондоне отменили сессию парламента и закрыли школы.

Действительно эффективно чуму научились лечить только в наши дни, с развитием науки. Впервые вакцину против этого страшного заболевания создал в начале XX века Владимир Аронович Хавкин. Лечение больных чумой в настоящее время сводится к применению антибиотиков, сульфаниламидов и лечебной противочумной сыворотки. Профилактика предусматривает применение специальных карантинных мероприятий в портовых городах, дератизацию (истребление крыс и прочих грызунов) всех судов, которые ходят в международные рейсы, создание специальных противочумных учреждений в степных местностях, где водятся грызуны, выявление эпизоотий чумы среди грызунов и борьбу с ними. Но единичные вспышки заболевания до сих пор встречаются в некоторых странах Азии, Африки и Южной Америки.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Пандемия COVID-19 уже забрала десятки тысяч жизней и нанесла мощный удар по экономике, от которого мир еще не скоро оправится. Мир не будет прежним, но это не значит, что он будет хуже, скорее всего, его ждут перемены к лучшему. Какими они будут, сейчас сказать трудно, но, к примеру, уже сегодня ясно, что связанный с пандемией массовый переход на удаленную работу вызовет взрывной рост цифровых технологий. Мир ждут и другие, более масштабные перемены. По крайней мере, этому учит опыт эпидемий и пандемий прошлого.

Американские экономисты Элизабет Брейнерд и Марк Сиглер подсчитали, что после пандемии испанки, от которой в мире с 1918 по 1920 год, по разным оценкам, погибло от 20 млн до 100 млн человек, североамериканские штаты, сильнее других пострадавшие от эпидемии, развивались быстрее остальных. Кроме того, каждая дополнительная смерть на тысячу населения была связана со среднегодовым ростом реальных доходов на душу населения минимум на 0,15 процентного пункта.

В могилах, появившихся после чумы, больше взрослых и пожилых людей, чем в захоронениях до эпидемии, а значит, доживаемость популяции повысилась. Как ни цинично это звучит, но инфекционные болезни убивают людей со слабым иммунитетом, зато у выживших вырастает более здоровое потомство.

На самом деле в истории было немного катаклизмов, которые изменили бы мир так, как пандемия чумы в середине XIV века. Она подорвала влияние церкви, радикальным образом изменила производственные отношения, дала мощный импульс развитию технологий и, соответственно, росту производства. Можно сказать, мир перевернулся.


Хотя официально эпидемия окончилась в 1353 году, чума бушевала и после 1400 года, выкашивая тысячи людей и заставляя европейцев приспосабливаться к новым условиям. В эпидемию погибло больше половины европейского населения — от 75 млн до 100 млн человек. При таком провале в рабочей силе требовались технологии, заменявшие ручной труд или делавшие его более производительным. Появились отвальный плуг, водяные и ветряные мельницы.

Стало активнее развиваться животноводство: оно требовало меньше трудозатрат. Повысилось производство шерсти и тканей, так что удалось не только накормить, но и одеть весь народ.


До появления механических часов работникам платили за день работы. Но что такое день? Зимой он длится пять часов, а летом — все пятнадцать. Когда нет четкого измерителя времени, нет и справедливой оплаты. С появлением механических часов европейцы смогли с высокой точностью измерять время, которое затрачивали на свой труд.

А механические часы, в свою очередь, стало возможно создать благодаря изобретению в XIII–XIV веках спускового механизма. В XIV веке во многих европейских городах были установлены башенные часы. Удивительно, что такой, казалось бы, незамысловатый прибор, как песочные часы, тоже появился в середине XIV века. И если башенные часы отбивали время для всех, то песочные часы отмеряли его там, куда бой курантов не добирался: в шахтах, на мануфактурах, морских судах и в университетских аудиториях.

Но самое важное — они гарантировали справедливую оплату, став главным фактором повышения производительности труда и роста производительных сил.

Печатный станок как замена заболевшим монахам

В условиях нехватки рабочих рук, как никогда раньше, нужны были новые технологии и механизмы, заменявшие человеческий труд и ускорявшие процесс производства. Но технологический прорыв не может произойти в обществе, где царит невежество. А книги — это грамотность, знания, наука. И если в 1348-м читать умели не больше 5% европейского населения, то к 1800 году таких было больше половины. Общество хотело читать, и станок Гутенберга пришелся как нельзя кстати.


Средневековый инженер не просто изобрел типографский станок, а создал систему книгопечатания. Это прежде всего подвижные литеры для набора, которые отливались из сплава свинца, олова и сурьмы. Процесс литья букв из этого сплава был технологичным, а сам шрифт — долговечным. Всего 26 букв, а можно печатать целые тома.

С развитием печатного дела получили новое развитие национальные языки (как известно, в Средние века все манускрипты были написаны на латыни) и больше людей получили доступ к знаниям. Печатный станок подстегнул технологическую революцию и развитие экономики: появились учебники, справочники и пособия, обучавшие, как строить дома и мосты, проводить горные работы, вести бухгалтерию, да мало ли чему еще! Похожее по значимости изобретение появилось лишь в ХХ веке, и это был интернет.

Типографии печатали научные трактаты, массовую литературу, а потом и газеты. Так что одним из главных и далекоидущих последствий изобретения печатного станка стала демократизация знаний: доступ к ним получила не только аристократия, но и широкие массы, а церковь и государство уже не могли контролировать, что людям читать, хотя такие попытки истории известны.

На протяжении истории эпидемии и пандемии не раз меняли политическую карту мира. Из-за них начинались и заканчивались войны, принимались судьбоносные государственные решения, они способствовали колониальным захватам и демократическим преобразованиям.


К примеру, заразные болезни весьма способствовали испанской колонизации Америки, истребляя порой целые индейские племена. Так было с оспой, эпидемия которой охватила Южную Америку в 1527 году. В 1509 году испанцы завезли болезнь на Гаити; в 1520-м вместе с конкистадорами она перекочевала на территорию Мексики. Местные индейцы никогда не встречались с оспой и не имели к ней иммунитета. В результате Эрнану Кортесу и Франсиско Писарро не составило труда уничтожить государство ацтеков и завоевать империю инков. В 1789 году оспа попала в Австралию и с 1780-х до 1870-х годов была основной причиной смерти аборигенов.

Первые демократические перемены в связи с эпидемией произошли на Гаити. Это была эпидемия желтой лихорадки. Южная Америка — родина болезни; на Гаити, во французской колонии Сан-Доминго, существовавшей с 1659 года, она тоже время от времени появлялась.

Еще одна демократическая революция произошла на Гаити в 1986 году, и привела к ней эпидемия СПИДа. Врачи и историки спорят, кто занес на остров болезнь. Некоторые считают, что виной всему — кровавые ритуалы вуду. Другие уверены: широкое распространение СПИДа на Гаити — результат секс-туризма из США. В статье гаитянского врача Жана Герена и его коллег, опубликованной в 1984 году в научном журнале Annals of the New York Academy of Science, указывается: 17% больных признались в гомосексуальных контактах с американцами.


Впрочем, это не важно. Главное — эпидемия ВИЧ набирала обороты, и приезжавшие на Гаити туристы уже не чувствовали себя в безопасности, а между тем туризм был второй по значимости статьей доходов страны. Когда в июле 1982 года New York Times написала, что на Гаити бушует ВИЧ, число американских туристов упало в семь раз: если в 1981–1982 годах их было 70 тыс., то в 1983-м — всего 10 тыс. Спад продолжался еще три года. Крах туриндустрии вызвал экономический кризис, на страну обрушились голод и безработица, за которыми последовали массовые протесты. Президент Гаити Жан-Клод Дювалье, больше известный как Бэби Док, поначалу жестоко их подавлял, но сделать ничего так и не смог и в конце концов бежал из страны. На Гаити начался переход к демократическому правлению, и в 1991 году были проведены свободные президентские выборы.

Чума терпит поражение. Комикс



  • — Мы дети выживших. Продукт естественного отбора. Мириады лет на Земле выживали сильнейшие. Бактерии. Вирусы. Люди. Как доказали палеогенетики, несколько тысяч лет назад Иерсиния пестис, возбудитель чумы, удачно мутировала и научилась передаваться с кровососущими насекомыми, перестав разрушаться в желудке блох. И двинулась на завоевание мира. Страшные эпидемии меняли историю человечества, а люди ничего не могли противопоставить бактерии, кроме того же естественного отбора. Вторая пандемия чумы, печально вошедшая в историю под именем Черная смерть, в Средние века уничтожила треть населения Европы, прокатившись по всему миру, зачастую оставляя в городах всего несколько выживших. А первично легочная чума, распространяясь воздушно-капельным путем, убивала 100% заразившихся за 2-3 дня, вплоть до XX века.

    Зачастую власти неоправданно долго тянули с объявлением чумы, не желая поверить: соседи-то ясно, а нас за что?!

    А как же торговля? Может это ошибка? Паникерство? Будучи, наконец заявлена, Черная смерть уже вовсю хозяйничала в городе. Заслышав страшную весть, люди бросались бежать, спеша проскочить в закрывающиеся по приказу властей, городские ворота. Часто впереди всех бежали сами власти города. И разносили чуму. Первыми умирали больные и голодные, те же прокаженные, наиболее предрасположенные генетически, но потом очередь доходила и до богатых и здоровых. Кто не изолировался достаточно надежно — погибал.

    Печальная примета всех пандемий — страшные черные зловонные трупы, в изобилии и беспорядке покрывавшие улицы. Для их уборки опять же с завидным постоянством открывались двери тюрем и выпускались уголовники всех мастей, что никак не добавляло порядка. Мародерства добавляло. И разнесения заразы через перепродажу вещей из зачумленных домов. Проблемы с продуктами и отсутствием медицинской помощи, страх и отчаяние вызывали массовые психозы, в том числе выливавшиеся в чумное веселье и чумные пляски.

    Процветает теория заговора: назначить и уничтожить виноватых в эпидемии — вот чего хотели многие. Так в Западной Европе убивали евреев и прокаженных. За их неимением в ход шли любые иноверцы. А флагелланты, самобичеватели, пошли дальше, назначив виноватыми священнослужителей, и заявив, что лишь они, флагелланты, знают истинную волю Бога. За что и поплатились.

    Роль личности в истории — Григорий Орлов, бывший фаворит Екатерины II, прибывает в чумную Москву 1771 года и блестяще справляется и с эпидемией, и с чумным бунтом. И это когда местная власть бездействовала и уже убит обезумевшей толпой московский архиепископ Амвросий, пытавшийся во избежание усиления мора, запретить проведение молебнов у Боголюбской иконы Божьей Матери.

    Однако, работала и научная мысль. Несмотря на засилье миазматической теории распространения инфекций — учения об убийственной вони — было отмечено, что надо закрывать лица, а скопления народу усиливают мор.

    Уже в XIV–XV веке появились прообразы наших карантинов. Каранта — 40 — столько дней необходимо было выдерживать людей и грузы, прибывшие из зараженных территорий.

    Но наука наукой. Крепкая власть всегда требовалась, чтобы обеспечить выполнение требований карантина. Ввести его вовремя. Не допускать нарушений. Это был единственный метод борьбы. И только с открытием в 1894 году Александром Иерсеном бактерии, возбудителя чумы, стало возможным создание вакцины, сыворотки, а позднее, уже в XX веке, и схемы антибиотикотерапии.

    Авторы: Сергей Лебеденко, Аскольд Акишин

    Над проектом работают: Леонид Никитинский, Юлия Счастливцева, Алексей Иорш, Анна Игнатенко, Сергей Лебеденко, Евгения Сосина, Виктория Елисейкина и Никита Гирин


    На излете 2019 года несколько жителей Китая заболели чумой. Эта новость прошла практически незамеченной, и только у людей, знакомых с историей, зашевелились волосы от ужаса.


    Челябинскую область накормили колбасой с африканской чумой

    На фоне беспощадной борьбы за экологию и триумфального шествия по миру Греты Тунберг мы стали забывать, что вирусные инфекции, убившие десятки миллионов наших предков, остаются главной угрозой существованию человечества. Казалось бы, полностью побежденные микробы время от времени возвращаются в поисках новых жертв, словно пробуя на прочность антивирусную защиту современного общества.

    Что же случилось в КНР? В округе Шилин-Гол автономного района Внутренняя Монголия было зафиксировано не менее трех случаев заболевания чумой. Инфицированные были срочно изолированы и отправлены в один из госпиталей Пекина.

    Если в прессе об этом писали мало, то в китайских соцсетях эту тему обсуждали настолько бурно, насколько позволяли цензурные рамки — людей взволновала возможность того, что больные могли добираться до места лечения самостоятельно, на общественном транспорте. Появлялись и панические посты — китайцы в ужасе писали, что ни за что не приблизятся к району, в котором расположен инфекционный центр.

    На этот раз, кажется, обошлось — качественные санитарные условия и антибиотики смогли подавить вспышку в зародыше, не позволив отдельным случаям болезни перерасти в эпидемию. В начале декабря местная пресса сообщила, что из карантина были выпущены несколько человек, контактировавших с зараженными чумой. Сами они все еще находятся в закрытом больничном отделении и проходят курс лечения.

    Не только чума оставила неизгладимые следы в людской памяти. До появления современных препаратов и повсеместной вакцинации в мире периодически бушевали эпидемии оспы, сыпного тифа, холеры и других бактериальных инфекций. Их главным отличием был относительно высокий шанс для организма справиться с болезнью.


    Наиболее известна бубонная чума, приводящая к воспалению лимфатических узлов в паховой области, подмышках и шее — их черный цвет дал болезни народное название. Есть еще легочная форма, которая настолько заразна, что передается воздушно-капельным путем.

    При всей грозной силе у чумы есть одна слабость: рост уровня санитарии и медицины в больших городах смог выбить заразу далеко за пределы цивилизованного мира в малонаселенные области. В итоге она нашла временное убежище в бесконечных степях, раскинувшихся на территории КНР, Монголии и стран Средней Азии.

    Пока судьба милосердна, и ни одна из вспышек болезни не переросла в аналог пандемий, однажды поставивших человечество на грань выживания. Однако расслабляться нельзя — за последние две тысячи лет чума разила редко, но метко.


    Источник фото: Wikipedia/Stéphane Magnenat На фото: тарбаган, или монгольский (сибирский) сурок

    Невозможно точно определить количество жертв чумной инфекции, сопровождавшей человечество с момента его появления. По самым скромным оценкам, она стала причиной смерти не менее 200 миллионов жителей планеты.

    Современные исследователи уверены, что каждой эпидемии предшествовал период катаклизмов и климатических изменений — ураганы и ливни губили урожаи и приводили к массовому голоду и ослаблению иммунитета, а также гнали к людским поселениям орды мелких грызунов.

    Вспышку африканской чумы зафиксировали в ЕАО. Найдено 10 очагов

    Юстинианова чума стала катастрофой поистине колоссального масштаба: в 541 году нашей эры она вышла из Египта и смерчем прокатилась по Византии и странам Средиземноморья. Историки по-прежнему спорят о цифрах, но они в любом случае шокируют: болезнь убила от 25 до 50 миллионов людей — почти четверть населения Земли в ту эпоху.

    Спустя 800 лет она вернулась в виде черного мора, память о котором жива даже сегодня. Жертвами чумы стали от одной до двух третей всех европейцев. Зараза опустошала целые страны, ставила на колени королей и князей церкви, превращала цветущие города в обители теней. До сих пор значительная часть западной культуры отражает генетический страх от пережитой пандемии.

    С чумой боролись, терзая свою плоть воздержанием и плетьми, с помощью магии и волшебных амулетов, ртути, серебра и мышьяка, а болезнь стали персонифицировать — в расстроенном сознании одержимых страхом людей правила бал Дева Чума, способная одним мановением руки умертвить целый город.

    Когда инфекция отступила, мир перестал быть прежним. Огромные территории лежали опустошенными, а состав населения резко поменялся — меньше всего от чумы пострадали обладатели третьей отрицательной группы крови, так что изменился даже генетический состав жителей Европы.


    Вспышки болезни продолжались еще около трех столетий, они были относительно локальным, но не менее летальными. Последняя крупная эпидемия случилась в 1771 году на территории Российской империи, ее центром стала Москва. По всей видимости, инфекцию принесли солдаты и торговцы, вернувшиеся с турецкого фронта. Она истребила от 50 до 100 тысяч человек — прежде всего городских бедняков, живших в условиях полной антисанитарии, — и привела к жестоко подавленному бунту обезумевших от страха горожан.

    Главная опасность чумы в наше время — скорость, с которой она может разлететься по миру. Если раньше путешествие на другой конец света длилось месяцами, то сейчас вы за день долетите хоть до Австралии. Именно поэтому так важно отслеживать любые вспышки чумы и людей, контактировавших с ее жертвами, — современная транспортная система может в момент разнести инфекцию по целому континенту.

    По идее, нас всех должен спасти антидот, ведь за последнее столетие чумные микробы изучены вдоль и поперек, а значит, некогда грозная инфекция не должна больше представлять никакой опасности. Увы, это не совсем так.

    Несмотря на накопленный современными эпидемиологами объем знаний, чума оказалась слишком сложной формой бактериального заражения для того, чтобы одолеть ее раз и навсегда. Ученые пока довольствуются тем, что рисуют карты действующих и реликтовых чумных очагов, а также вырабатывают меры по быстрой ликвидации вспышки заболевания.

    В качестве превентивной защиты в России и Китае применяются живые вакцины, созданные на основе ослабленных штаммов чумы. Они способны эффективно защитить человека, но действуют не больше года и могут иметь побочные эффекты.

    До момента появления чудодейственных вакцин всегда остается надежда вылечить больного с помощью антибиотиков. Они способны нейтрализовать бактерии, если только они не добрались до легких, — в таком случае смерть наступает в течение суток и спасти пациента почти невозможно.

    Читайте также:

    Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
    При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.